Базы тут и там, и здесь. Как туристический бизнес “пилит” земельный фонд Горного Алтая | Армения сегодня


Базы тут и там, и здесь. Как туристический бизнес “пилит” земельный фонд Горного Алтая

Турбаза в Республике Алтай / Фото: Екатерина Смолихина / amic.ru

Туристический бизнес Горного Алтая “загоняет в резервацию” местных жителей. Колоссальный спрос на отдых в республике привёл не только к повышенному потоку гостей, росту цен на туруслуги, но и небывалому интересу к земельным участкам. Турбазы растут как грибы, часто незаконно занимая десятки гектаров и перекрывая местному населению доступ к водоёмам и пастбищам. Эксперты отмечают: земельная проблема есть практически в каждом населённом пункте региона и грозит перерасти в социальный конфликт. Amic.ru узнал, какие схемы использует бизнес, чтобы захватить земли, и как это остановить.

“Большая проблема”

В селе Узнезя (Чемальский район) проживает чуть более 500 человек. Населённый пункт расположен вдоль одного из самых популярных туристических направлений – Горно-Алтайск – Чемал, и ежегодно здесь останавливаются сотни тысяч гостей. Поэтому не удивительно, что почти все жители так или иначе зарабатывают на этом: работают на базах и в домах отдыха, организуют экскурсии, торгуют сувенирами и природными дарами. Однако при этом сельчане совсем не рады бурному развитию туризма, которое нахваливают власти.

Проблема в том, что крупный туристический бизнес становится агрессивным и наступает на интересы местного населения, лишая их земли. Даже той, строительство на которой было запрещено законом. Схема бесхитростно проста.

По словам сельчан, с 2011 года площадь Узнези выросла почти в два раза – с 87 га до 170 га: в состав населённого пункта власти включили земли сельскохозяйственного назначения (где запрещено капитальное строительство)*. А после присоединения участков к селу у территории меняют целевое назначение** – бывшие поля по документам становятся пригодными для ведения личного подсобного хозяйства. И строить жилые дома на таких территориях уже разрешено***.

Вскоре после смены целевого назначения власти выставляют участки на аукцион, и те попадают в частные руки. Но вместо домов на них возводят турбазы. И десятки гектаров земли становятся недоступны для местного населения, которое испокон веков здесь пасло скот, занималось земледелием.

Местные говорят, что чувствуют определённую “избирательность” в предоставлении участков: узнезинцам, которые обращаются в администрацию, чтобы арендовать “клочок” земли, массово отказывают.

“Это действительно большая проблема. Сейчас, например, у нас практически закрыт доступ к лесу. Единственный зелёный “пояс” в селе перегорожен заборами, там построены турбазы. Земли продаются, передаются, на них появляются объекты для отдыха. Но местные жители, которые просят у администрации оформить земли под покосы, сельскохозяйственные работы, получают отказы. То есть нарушается 16 статья Конституции Республики Алтай. Прежде всего руководители местного и районного самоуправления должны учитывать мнение населения. А пока этого не происходит”, – рассказывает amic.ru жительница села Узнезя Елена Майорова.

Статья 16 Конституции Республики Алтай: 
Земля, недра, леса, растительный и животный мир, водные и другие природные ресурсы являются достоянием Республики Алтай и национальным богатством её народа, используются и охраняются как основа его жизни и деятельности.
Вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами относятся к совместному ведению Российской Федерации и Республики Алтай и регулируются федеральными и республиканскими законами.
Владение, пользование и распоряжение природными богатствами не могут осуществляться в ущерб интересам народа, проживающего на соответствующей территории.
Республика Алтай обеспечивает экологическую безопасность, рациональное природопользование, защиту уникальной территории республики и её природно-заповедного фонда.

Всё – не для народа

Впрочем, десять лет назад администрация раздала сельчанам участки под строительство домов у подножья горы Селигур. Для этого даже вырубили несколько гектаров соснового бора. (Риторический вопрос: что сделали с тысячами кубометров леса?) Идея казалась благой, но всё пошло не так.

“Участки оказались почти на краю карьера, который закрыт, осыпается. Строить там нельзя. Земли были переданы в аренду для последующего строительства, люди проводили межевание. В перспективе после строительства и ввода дома в эксплуатацию жители могли бы перевести участки в собственность. Но получается, что 10 лет люди платят аренду, а строиться не могут, ведь через десять лет эти площади уйдут в “отсып”. И новый участок получить тоже невозможно, ведь по документам людям уже предоставили территории”, – говорит Елена Майорова.

Терпение людей лопнуло этим летом, когда сельчане увидели, как забором огораживают пастбище, где они пасли скот. Оказалось, что и этот участок власти включили в состав села, видимо, позабыв об этом уведомить местных жителей. И теперь этой территории тоже грозит застройка.

А до этого молодой лес вырубили на участках сельхозназначения площадью почти 1,5 га. Но на освободившейся территории не поле пашут, а тоже что-то строят, что, напомним, запрещено*.

В частных руках оказалась и территория, где по плану села должен был быть построен детский сад и школа.   

“В соответствии с генпланом 2011 года в Узнезе должны были появиться социальные объекты: школа, детский сад, стадион. Но участок, отведённый под их строительство, по неизвестной жителям причине был продан частным лицам под жилую застройку. Даже земля, которая при принятии генплана населением была определена как зона рекреации (сейчас там проходит лесополоса, – прим. ред.), стала застраиваться жилыми объектами”, – рассказывает Елена Майорова. 

Ст. 98, п. 1, 2 Земельного кодекса РФ:

К землям рекреационного назначения относятся земли, предназначенные и используемые для организации отдыха, туризма, физкультурно-оздоровительной и спортивной деятельности граждан.

В состав земель рекреационного назначения входят земельные участки, на которых находятся дома отдыха, пансионаты, кемпинги, объекты физической культуры и спорта, туристические базы, стационарные и палаточные туристско-оздоровительные лагеря, детские туристические станции, туристские парки, учебно-туристические тропы, трассы, детские и спортивные лагеря, другие аналогичные объекты.
В июле 2021 года узнезинцы обратились в прокуратуру. Ведомство обнаружило целый ряд нарушений, в числе которых и незаконный перевод земли** из одной категории в другую.

Как указывает прокуратура (документ есть в распоряжении редакции amic.ru), в соответствии с генеральным планом Узнези земельный участок, где ведётся жилая застройка, относится к зоне Р-1 – зоне природного ландшафта. Правилами землепользования здесь разрешено строительство только объектов коммунального обслуживания.

Однако администрация села установила для территории вид разрешённого использования – личное подсобное хозяйство, на котором можно строить жилые дома. Это противоречие двух документов – законодательное нарушение. 

“Таким образом, установленный вид разрешённого использования противоречит документам территориального планирования МО “Узнезинское сельское поселение”, в нарушение ст. 85 Земельного кодекса РФ. В этой связи прокуратурой Чемальского района 06.08.2021 внесено представление в адрес администрации района с требованием изменить вид разрешённого использования земельного участка”, – говорится в ответе прокуратуры.

Прокуратура установила, что у администрации Узнезинского сельского поселения отсутствуют оригиналы документов по утверждению изменений в генплан 2018 года. То есть получается, что документ, которым сейчас руководствуются власти для развития села, – незаконный.

Делят, дробят и продают

Таких участков, которые могли быть незаконно переданы для строительства, по всей республике десятки тысяч, считают эксперты. Депутат республиканского Госсобрания Сергей Кухтуеков, к которому за помощью обратились жители Узнези, отмечает, что из-за пандемии спрос на отдых в регионе вырос в несколько раз, а это спровоцировало повышенную активность бизнеса и людей, которые пытаются извлечь из земли максимум выгоды. 

“Хаотичная массовая застройка и огораживание территорий сейчас происходят большими темпами: жители не успевают опомниться, а земли вокруг розданы. У нас есть разные категории земли – лесного фонда, поселений, ИЖС (индивидуальное жилищное строительство, – прим. ред.) Но сельхозугодья всегда были самыми дешёвыми. И возник такой тренд: люди покупают сельхозземлю, переводят её в другую категорию, делят, дробят на участки и продают. Так появляются новые туристические объекты”, – объясняет он.

Один из самых громких земельных скандалов в регионе тянется уже много лет. В 2013 году берег Катуни у села Манжерок в районе Каянчинского плеса был отдан в аренду барнаульской фирме “Озерное” якобы для строительства пасеки. Но вскоре земля оказалась в собственности этой компании, а в 2017 году здесь началось строительство турбазы, пишут  “Новости Горного Алтая”. Местные жители и общественники неоднократно обращались в прокуратуру, дело даже доходило до суда. Однако туробъекты продолжали работать. 

В июле 2021 года (на носу выборы) администрация Манжерокского сельского поселения вдруг выяснила, что капительное строительство не соответствует целевому назначению земли. Власти обратились в суд с требованием признать объекты самовольными и снести их.  

Комментарий эксперта 
 

Анна Зиновьева, специалист компании “Земкад”, г. Барнаул:
 

– Во многих субъектах Российской Федерации распространены случаи нарушения закона при переводе земель сельскохозяйственного назначения в земли иных категорий. Анализ законодательства и судебной практики показывает: если установлено, что арендатор, получив в аренду земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения для сельскохозяйственного производства, самовольно использовал земельный участок не по назначению (для строительства объекта, назначение которого не соответствует осуществляемой им деятельности в соответствии с целевым назначением земельного участка) и обратился за переводом арендуемого земельного участка в другую категорию, то принятие решения о переводе спорного земельного участка, по сути, приведёт к узакониванию самовольно возведённого объекта недвижимости на земельном участке, не предназначенном для указанных целей.
 

Государство придаёт большое значение землям сельхозназначения, так как это земли особого режима использования. Граждане используют сельхозземли не по назначению и в последствии сталкиваются с препятствиями при их узаконении. Перевести землю из одной категории в другую – сложная и длительная процедура, в согласовании этого процесса участвует не один государственный орган. 

И грустно, и горько

Земельная “экспансия” беспокоит и жителей села Аскат, которое граничит с Узнезей. Люди объясняют, как у бизнесменов получается строить турбазы там, где это вроде бы недопустимо.

“Проводится аукцион, участок передают в аренду, на какое-то время появляется дом-призрак, как мы его называем. Это дом без окон и дверей, но он нужен, чтобы перевести землю в частную собственность. Земля переводится, домик разбирают и на этом месте возникает турбаза. Мы сначала не могли понять, что происходит, почему так. Но затем всё стало ясно”, – говорит жительница села Аскат Марина Григорьева.

Сейчас предприниматели посягнули на территорию площадью 1 га, расположенную рядом с посёлком, отмечает женщина. По участку течёт речка Карасушка. Этот участок несколько лет назад уже передавали арендатору, но он никак его не использовал и договор расторгли. В 2021 году, говорят жители, земли передали новому арендатору.

“В этом году вновь провели аукцион и передали землю другому лицу. Теперь на заборе этого участка появилось объявление о продаже участка 10 соток за четыре миллиона рублей. Можно купить и 10, и 20, и 30 соток. Мы провели собственное расследование, позвонили продавцу и спросили, как там строиться, ведь земля не ИЖС. Но продавец заверил: это не проблема, сейчас они построят там домик, переведут в частную собственность и всё будет официально”, – говорит Марина Григорьева.

По её словам, жители вовсе не против продажи земельных участков вблизи села: в теории деньги, которые выручают власти от реализации территорий, пополняют бюджет поселения. Однако пока люди не видят, чтобы их жизнь менялась в лучшую сторону.

“Сельскую местность нужно развивать, такие аукционы позволяют наполнить сельский бюджет. Но мы не понимаем, как он пополняется: в селе ничего не меняется, жизнь людей не становится более комфортной. Не улучшается инфраструктура, нет освещения. За селом 6 га также переданы в частные руки, земля не используется, стоит, а наши фермеры не могут ни покосы, ни выпасы получить, нет дороги, нормального водопровода. Какой смысл жителям, что эта земля продаётся?” – возмущена Марина Григорьева.

Жители Республики Алтай не против и развития туризма в регионе, добавляет Елена Майорова. Но интересы местного населения и бизнесменов не должны противоречить друг другу и перерастать в конфликт. Да, турсфера “даёт рабочие места”, но ведь есть семьи, которые не занимаются туризмом.

“Эти люди держат своё хозяйство: лошадей, овец, коров. Для них скот – главный источник финансовых поступлений. Есть семьи, которые зарабатывают, устраивая конные прогулки для туристов. Это переплетение сельскохозяйственной и туристической сфер. Мнение и тех, и других необходимо учитывать и поддерживать этот баланс. Мы бы хотели привлечь внимание к интересам жителей. Можно развивать туризм, мы только за, но на первом месте должны стоять потребности населения и поддержание сельскохозяйственного уклада жизни”, – отмечает Елена Майорова.

Сейчас в Аскате и Узнезе активные сельчане объединились в инициативные группы. Так, считают люди, есть какой-то шанс, что их проблемы будут разрешены. 

“Мы самоорганизовались и занимаемся социально-экономическими вопросами, хотим, чтобы наша группа на законных основаниях выступала с правотворческой инициативой. За 10 лет в селе не решили ни одну проблему. Более семи лет мы бьёмся, чтобы установить в Аскате знаки ограничения скорости. Как нам объясняют, для этого нужно заказать проект, и чтобы в бюджете были деньги. Так, может, с продажи участков часть денег пустить на этот проект? Дорог в селе нет, их посыпают песком, пыль до небес стоит. Всё это грустно”, – говорит Марина Григорьева. 

Узел противоречий 

Земельную проблему Республики Алтай “нужно решать уже вчера”, считает Сергей Кухтуеков. Он уверен: если закрывать на неё глаза, то скоро терпение местного населения лопнет. 

“Несколько лет назад в Горном Алтае начали варварским способом вырубать сосновые боры. Пока люди опомнились, обратились к властям, власти пока раскачались. А пилы работали, бор вывозили. Люди отчаялись и сожгли вагончик работников, пилораму, технику. И только после этого власть поняла, что процесс может быть необратимым, и зашевелилась. Вырубку остановили. Если сейчас спустить всё на тормозах, мы можем перейти ту черту, вернуться из-за которой без потерь будет сложно”, – говорит депутат.  

Инициативность жителей, как в Аскате и Узнезе, это именно то, чего не хватает всем остальным населённым пунктам Республики Алтай, считает Кухтуеков. Сейчас люди чувствуют себя как в резервации: турбизнес захватывает водные объекты, берёт население в кольцо, препятствует развитию сельского хозяйства. Но пока бороться с ограничением прав жители не научились.

“Люди не могут консолидироваться. Не просто бегать с вилами и протестовать, а противопоставить экспансии свою команду в каждом райцентре, которая имеет командный центр. Пока протест разрозненный. Люди обращаются в прокуратуру, но грамотный запрос также составить непросто. Пока общество пытается объединиться, из-под носа уводят земли. Сейчас затягивается узел противоречий, который развязать мирно будет сложно. Руководитель субъекта должен обладать огромным талантом и должна быть команда, которой люди верят, чтобы размотать узел”, – говорит эксперт.

Депутат соглашается с жителями: препятствовать развитию турбизнеса в регионе нельзя. Это то же самое, как самому копать себе могилу. Кухтуеков считает, что для решения проблемы с земельной “экспансией” в регионе нужно продвинуть несколько законодательных инициатив.

Во-первых, ограничить перевод земель сельскохозяйственного назначения в другие категории. Во-вторых, сделать ставку на развитие агротуризма (сочетание сельского хозяйства и туристического бизнеса). В-третьих, легализовать работу предпринимателей. 

“По данным ассоциации туризма, 70% турбизнеса в Горном Алтае работает нелегально. Из тех, кто существует официально, – а это 30% – половина не зарегистрирована в Республике Алтай. Есть налоги, которые платятся в местные и республиканские бюджеты. Но большая часть того, что зарабатывает бизнес, вытягивают, высасывают, увозят и распоряжаются за пределами региона”, – говорит Сергей Кухтуеков.

По его словам, контроль над легальностью бизнеса – задача руководителя и правительства региона. И для этого нужна огромная политическая воля губернатора. 

“Республика Алтай – дотационный регион, нам выделают огромное количество денег, которые проходят мимо нас. Мы как люди на вокзале, на котором нет остановки поезда, а локомотив мчит мимо. Мы посмотрели: красиво, мощно, но кроме воспоминаний ничего не остаётся. С этим надо бороться”, – резюмирует депутат. 

Цифра

Сейчас в Республике Алтай, по данным сервиса объявлений Avito, продаётся более 1,5 тыс. земельных участков. 

Справка

*К землям сельскохозяйственного назначения относятся территории за пределами населённых пунктов, которые используются для производства сельхозпродукции. 

Приказ Росреестра от 10.11.2020 N П/0412 (ред. от 20.04.2021) “Об утверждении классификатора видов разрешённого использования земельных участков” содержание вида разрешённого использования земельного участка “сельскохозяйственное использование” включает в себя выращивание зерновых и иных сельскохозяйственных культур, овощеводство, выращивание тонизирующих, лекарственных, цветочных культур, садоводство, выращивание льна и конопли, животноводство, скотоводство, звероводство, птицеводство, свиноводство, пчеловодство, рыбоводство, научное обеспечение сельского хозяйства, хранение и переработку сельскохозяйственной продукции, ведение личного подсобного хозяйства на полевых участках, питомники, в том числе размещение зданий и сооружений, используемых для хранения и переработки сельскохозяйственной продукции.

Если земельный участок сельскохозяйственного назначения используется лицом для размещения объекта (с признаками жилой застройки), бани, гаража, веранды, действующим законодательством это не предусмотрено, так как нарушает требования статьи 42 ЗК РФ.

**По информации Росреестра, поменять назначение земли вполне реально. Для этого заинтересованным лицом подаётся ходатайство о переводе земель из одной категории в другую или ходатайство о переводе земельных участков из состава земель одной категории в другую в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, уполномоченные на рассмотрение этого ходатайства.

***Согласно классификатору видов разрешённого использования земельных участков, вид разрешённого использования “для ведения личного подсобного хозяйства” разрешает строить частные дома. Размещение жилого дома, указанного в описании вида разрешённого использования с кодом 2.1; производство сельскохозяйственной продукции; размещение гаража и иных вспомогательных сооружений; содержание сельскохозяйственных животных.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий