«Бизнес прячется по гаражам». Как энергоблокада Горного Алтая уничтожает экономику региона | Армения сегодня


«Бизнес прячется по гаражам». Как энергоблокада Горного Алтая уничтожает экономику региона

Рубка леса / Фото: flashsiberia.com

Запредельные тарифы на электроэнергию медленно убивают промышленность, малый бизнес, а заодно и всю экономику Республики Алтай. Предприниматели региона (те, кто выжил) более десяти лет бьются за снижение ставок на электричество, которые остаются одними из самых высоких в России. Из-за дорогой энергии, объясняют республиканские бизнесмены, себестоимость их товаров – древесины, пиломатериалов, продуктов питания, сельхозкультур – заведомо выше, чем в других регионах Сибири. Предпринимателям сложно конкурировать с «соседями» даже на внутреннем рынке. Не способна снять энергетическую «блокаду» Горного Алтая и единая энергозона с Алтайским краем, которая заработала 1 июля. Республиканские предприниматели считают, что это скорее политический, а не экономический ход, ведь «световую» проблему Республики Алтай нужно решать более глобальными мерами. Amic.ru поговорил с экспертами и узнал, почему Горный Алтай оказался в энергетической «западне» и как из неё можно выбраться. 

Слишком далеко, слишком дорого

Холдинг «Ателье Мебели» предпринимателя и депутата республиканского Госсобрания Сергея Кухтуекова уже более 20 лет работает в Горно-Алтайске. Компания изготавливает мебель на заказ. В себестоимости каждой производимой табуретки доля затрат на электричество – 3-5%. Казалось бы, цифра небольшая. Однако, объясняет бизнесмен, «свет» обладает мультипликативным эффектом и влияет на весь уровень благосостояния региона. 

«Электроэнергия большим грузом ложится и на всю систему ЖКХ: водоснабжение, водоотведение, отопление. Для их производства тратят такое же дорогое электричество. И получается, что житель Горно-Алтайска отдаёт за услуги ЖКХ больше, чем жители соседних регионов. Например, в Барнауле плата за небольшую квартиру составляет 1,5-2 тыс. рублей коммунальных, а в Горно-Алтайске – 7-8 тыс. рублей. Так как стоимость жизни увеличивается, соответственно, притязания по заработной плате у сотрудников в Горно-Алтайске выше, чем у сотрудников в Барнауле или в других городах при прочих равных условиях», – объясняет депутат.

Сейчас компания Сергея Кухтуекова платит в среднем 7,7-7,8 рубля за один киловатт-час (руб/кВт·ч). Для частных жителей республики тариф составляет 4,07-5,57 руб/кВт·ч. Это максимальные тарифы среди регионов Сибири и одни из самых высоких по стране. 

Средние затраты в месяц на услуги ЖКХ подготовлены на основе данных о предельных (максимальных) тарифах от 1.07.2021 г., параметры которых для Барнаула устанавливает гордума, для Горно-Алтайска – правительство региона. 

Причина сверхдорогого электричества в Горном Алтае в том, что республика остаётся одним из немногих регионов страны, где нет крупных предприятий, способных генерировать энергию и направлять потребителям: ГЭС, ТЭЦ, АЭС. В Барнауле, например, часть города получает электроэнергию от ТЭЦ-3. Чтобы обеспечить жителей республики энергией, регион строит солнечные электростанции, но они, по официальной информации, дают лишь 30% от общего объёма потребляемого электричества. Остальные 70% Горный Алтай покупает у других регионов.

Проблема в том, что население республики всего 220 тыс. человек, а электрические сети требуется протянуть в труднодоступные районы через горы, реки, ущелья.

Из-за этого стоимость обслуживания сетей и доставка энергии до конечного потребителя (где-нибудь в Кош-Агачском районе, в 500 км от Горно-Алтайска) становится едва ли не «золотой».

«У Республики Алтай есть затраты на приобретение энергии у генерирующих мощностей, на транспортировку электричества. Все расходы складываются и делятся на количество потребителей, так получается тариф. В регионе сети протяжённые, тянуть их по горам дорого, а потребление маленькое. Логически это и приводит к высоким тарифам», – объясняет Сергей Кухтуеков.  

Из стратегии социально-экономического развития Республики Алтай на период до 2035 года, принятой в 2018 году: 
Из-за большой протяжённости при относительно малом потреблении электрической энергии из расчёта на душу населения, характерном для горных районов, где население сосредоточено по территории крайне неравномерно (в основном в долинах и по берегам рек), фондоотдача электросетевого хозяйства остаётся крайне низкой.
Соответственно, с учётом недопустимо высокого уровня потерь в сетях, когда практически пятая часть электроэнергии, отпущенной в сеть на границах территории, не доходит до потребителя, себестоимость транспорта и распределение электрической энергии формируется непомерно высокой. В итоге более 2/3 затрат, составляющих конечные тарифы на электроэнергию для потребителей, приходятся на её передачу, распределение и сбыт в пределах Республики Алтай.

Губительная энергоблокада

Жители и предприниматели Горного Алтая вроде бы и привыкли к тому, что исторически платят за электричество больше всех в Сибири. Но в 2011 году тарифы резко выросли (за январь-февраль 2011 года электричество подорожало на 15,4%), нагрузка на бизнес увеличилась в несколько раз. Например, ставка на электричество для компании «Ателье Мебели» Сергея Кухтуекова достигала рекордных 8,55 руб/кВт·ч. Оплачивать сверхдорогую энергию смогли далеко не все компании, говорит депутат. 

«С 2011 года у нас резко, в разы повысились тарифы на электроэнергию в сравнении с тем же Алтайским краем. Конечно, это привело к падению промышленного производства. Если смотреть на реальный сектор, а не на крупные мегапроекты, которые тянут статистику вверх, то количество предприятий резко сократилось. Причина – именно в высоких тарифах. Фактически мы оказались в энергетической блокаде», – говорит эксперт.

По информации Федеральной налоговой службы, в 2011 году на территории республики работали 11 607 субъектов малого и среднего предпринимательства. По данным на июнь 2021 года количество сократилось до 8 309, то есть почти на 40%.
Многие предприниматели за последние десять лет ушли в «тень». Так сделали большое число туристических баз, домов отдыха, мастерских по ремонту автотехники, небольших пилорам. Они продолжили работать, но уже не уплачивая налоги и потребляя электричество по тарифу для физлиц (напомним, для частников он ниже почти в 1,5 раза, чем для бизнеса). 

«Сейчас любой гараж превращается в бизнес, а тратит на электроэнергию меньше. Поэтому все стараются работать втёмную. Люди думают, что так оптимизируют затраты», – оправдывает предпринимателей депутат Кухтуеков.

Высокие тарифы на электроэнергию особенно подкосили деревоперерабатывающую отрасль Горного Алтая. Даже в стратегии развития региона, утверждённой в 2018 году экс-главой Александром Бердниковым, отмечено: обработка древесины и производство изделий из неё в 2016 году сократилось на 48,7% в сравнении с 2012 годом.

Бизнесмены республики считают, из-за «космических» тарифов на электроэнергию компаниям невыгодно перерабатывать лес. Например, чтобы производить древесину высокого класса, которая не будет рассыхаться и деформироваться, её нужно просушить. Сушат изделия в специальных камерах, которые потребляют огромное количество электроэнергии (в себестоимости сухих пиломатериалов 40% затрат – электричество). Компании считают риторическим вопрос: «Кому продавать продукт, цена которого в несколько раз выше, чем в соседних регионах?» Именно поэтому лесоперерабатывающий комплекс производит продукцию низкого класса и продает сырьё, лес-кругляк. 

«Некоторые виды деятельности в регионе в принципе невыгодны из-за энергоёмкости, например, сушка древесины. Были бы оборотные средства, начали бы покупать дорогостоящее оборудование, генераторы, сжигать, получать тепло и экономить на электричестве. Но это замкнутый круг. Компания не может выпускать качественный продукт, не может наращивать оборотные средства, не может приобретать современное оборудование для переработки древесины и обслуживания предприятия. Своих денег нет, а система кредитования бизнеса губительна», – рассказал корреспонденту amic.ru предприниматель Александр Огнев.

Усугубляет положение республиканских предпринимателей проблема с транспортной логистикой и отсутствие программ развития. По словам руководителя Союза лесопромышленников Республики Алтай Георгия Сырых, власти региона не слышат (или не хотят) бизнесменов, а любые инициативы и предложения компаний остаются только на бумаге.

«Промышленность в регионе развита слабо. У нас был лесопромышленный комплекс, который полностью уничтожили. Высокая цена на электроэнергию делает продукцию неконкурентоспособной. Однако электроэнергия – лишь одна из причин. Развитию промышленности мешает отсутствие железных дорог, качественных региональных дорог, отсутствие грамотной политики в области развития. Сейчас для властей промышленность – пустое место, они не думают, что её нужно сберегать, помогать развиваться», – сообщил amic.ru Георгий Сырых.

Из-за высоких энерготарифов республиканские предприниматели не могут конкурировать и в сфере госзакупок и госзаказов. В тендерах всегда выигрывают компании, которые предлагают наименьшую цену. И не важно, что на кону – строительство соцобъектов или поставка канцелярских скрепок. Вот и получается, что школы в регионе возводят подрядчики из Алтайского края.  

«Регионы с высоким тарифом никогда не смогут предложить низкую цену. Так выходит, что конкуренты производят продукцию в соседних регионах, платят там налоги, создают рабочие места, оплачивают различные фонды, развивают промышленность, а сбывают товар у нас. Это обидно и несправедливо», – добавляет Сергей Кухтуеков.

Экономическая политика и политическая экономика 

В конце июня 2021 года правительство Республики Алтай внезапно (потому что никто из предпринимателей этого не ждал) заявило: с 1 июля для юрлиц и «ипэшников» тариф на электроэнергию будет снижен. В среднем – на 20%. Произошло это благодаря заключённому с Алтайским краем соглашению о формировании единой энергозоны: тариф на электроэнергию для предпринимателей двух регионов сделают одинаковым. Однако бизнесмены Горного Алтая в ладоши пока не хлопают: многие о новой льготе ещё не слышали, другие уверены, что не заметят изменений. 

«Если тариф будет меньше, в теории затраты на производство снизятся. У нас от общих расходов где-то 10% – затраты на электроэнергию. Мы работаем на энергоэффективном оборудовании, и если мы тратим в месяц на электроэнергию 40 тысяч рублей, то при снижении на 20% экономия 8 тысяч рублей существенна. Если же на самом деле скидка составит 5% (то есть 2 тыс. рублей, – прим. ред.), мы вряд ли её ощутим», – рассказали amic.ru в компании «Лес Алтая».

Но даже заявленные 20% – это слишком мало, чтобы поднять экономику региона с колен, уверен Сергей Кухтуеков. 

«Десять лет нас душили, а потом стали душить на 20% меньше. Конечно, удавка ослабевает, но все, кто выдержал это испытание временем и блокадой, хотели более существенного снижения», – говорит он. 

Создание единого тарифного «котла» для «двух Алтаев», считает Кухтуеков, – это отнюдь не способ восстановить экономику региона, а лишь политический ход главы республики Олега Хорохордина, работой которого недовольны как жители, так и депутаты.

В конце сентября 2020 года треть парламентариев Госсобрания региона (14 человек) объявили главе региона импичмент, то есть подписали требование об отставке политика. Инициатива провалилась (один из депутатов отозвал свою подпись, и Президиум Госсобрания региона отказал в голосовании по вопросу импичмента), но претензии к главе не исчезли.

«Сейчас в регионе набирает обороты кампания по отставке главы Олега Хорохордина, потому что все обещания, которые он давал, а их было много в преддверии выборов, не выполняются. Из-за такого народного импичмента ему ничего не остается, кроме как «вбрасывать» информацию о выполнении своих обещаний», – считает депутат Кухтуеков.

Но на самом деле планы по объединению двух регионов в единый тарифный «котёл» существуют уже несколько лет. В 2020 году президент России Владимир Путин поддержал решение о создании энергозоны для «двух Алтаев». Согласно инициативе, тариф на электрическую энергию для промышленных и бюджетных потребителей республики снизится, а для Алтайского края возрастёт на 2,5-4%. 

Сейчас власти Алтайского края заявляют: несмотря на уменьшение тарифов в Республике Алтай, в крае цена на электроэнергию не вырастет. За чей счёт тогда в Горном Алтае снизили тариф, не совсем понятно. Эксперты предполагают, что нагрузка всё-таки будет распределена между юрлицами регионов, и значит, компании Алтайского края ощутят удорожание электричества.

«Почему Алтайский край молчит? Ведь у вас тарифы возрастут. Два миллиона жителей края должны оплачивать снижение тарифов 218 тыс. жителям республики. Это неправильно. Надо заниматься проблемами комплексно. Алтайский край находится на предпоследнем месте по тарифам, он близко к нам, там запасов прочности тоже нет», – считает Кухтуеков.

Одна страна – одна цена

Раз и навсегда решить проблему «космических» энерготарифов в Республике Алтай (а заодно и в Алтайском крае) способно лишь единое энергетическое пространство, уверены эксперты. В этом случае во всех регионах Сибири будет установлен один тариф на электроэнергию. Сейчас в регионах – генераторах энергии, например, в Иркутской области (где построено 15 крупных тепловых электростанций и четыре гидроэлектростанции) электричество стоит 1,1 руб/кВт·ч.

«Когда в 90-е произошло отделение республики от края, подразумевалось, что территориальная граница даст толчок к развитию самобытности, экономики субъекта. А получилось, что она стала тормозом. Наша задача – в электроэнергетике стереть административные границы. При едином тарифе в регионах с дорогой энергией появились бы предпосылки к росту промышленного производства», – уверен Сергей Кухтуеков.

Принцип единой энергетической системы успешно работал в СССР. Тогда для всех предприятий страны был установлен единый тариф, вне зависимости от региона. Но в 90-е, после развала СССР, этот принцип был утрачен.

«Энергетическое пространство было потеряно после распада СССР, как и единое транспортное. Сегодня каждый субъект федерации имеет свой тариф. Это нелогично, это глупо, это наследие 90-х. Предприниматели Республики Алтай верно говорят: надо что-то делать, надо уменьшать тарифы. Ведь это важно для дальнейшего развития региона, для жизни. Алтайский край, например, снабжается своим электричеством лишь на 65%, остальное мы приобретаем из других территорий, прежде всего из Красноярского края, Кемеровской области», – объясняет amic.ru кандидат экономических наук, доцент кафедры региональной экономики АлтГУ Валерий Мищенко.

Энергетическое пространство и единый тариф для всей страны – отнюдь не утопия, считает эксперт. Но в этой работе должно быть заинтересовано и правительство России.

«Быстро это не решается, надо потратить лет 15. Это должно быть организовано либо государством, либо через государственно-частное партнёрство, 50/50», – считает он.

А пока в стране не «воскресили» единую энергозону, предприятия Республики Алтай предлагают на десять лет установить для них тариф ниже, чем в других сибирских регионах. Они считают это справедливым, маленькой «местью» за то, что долгие годы выживали в энергоблокаде. 

«Только так мы сможем восстановиться, вздохнуть, а потом уже договориться, чтобы в СФО сделать единый энерготариф. Одна страна – одна цена. Мы хотим, чтобы термин «единое экономическое пространство» наполнился реальным содержанием. Хотя бы в плане тарифа на электроэнергию. Ведь это фундамент трудоспособности любого региона», – говорит Сергей Кухтуеков.

Почему в Горном Алтае нет ГЭС?

Республика Алтай богата гидроэнергетическими ресурсами (то есть водной энергией рек, которую можно превращать в гидроэлектроэнергию и обеспечить регион электричеством), но они используются очень слабо.

Сейчас в регионе работают две малых ГЭС, каждая мощностью менее 1 МВт. ГЭС «Кайру» обеспечивает энергией удалённое село Балыкча Улаганского района, а ГЭС «Джазатор» снабжает энергией село Джазатор Кош-Агачского района.

До 2011 года в регионе работала Чемальская ГЭС. Но десять лет назад станция была выведена из эксплуатации, а в 2014 году сильно пострадала от наводнения: размыло плотину.

Строить более крупные ГЭС в регионе не только планировали, но даже начинали. В 80-е годы на берегу Катуни приступили к возведению Алтайской ГЭС (в 1,5 км выше села Еланда Чемальского района). Её мощность – 850 млн кВт·ч. Этого бы хватило, чтобы полностью обеспечить регион электроэнергией (за год Горный Алтай потребляет около 600 млн кВт·ч).

Однако работе препятствовали экологи. Их довод, что со строительством станции будет уничтожена уникальная природа, потеряны тысячи гектаров земли и леса, оказался сильнее расчётов экономистов. В результате стройку заморозили, успев залить лишь часть плотины. 

К планам по завершению Алтайской ГЭС инвесторы возвращались в 2003 и 2008 годах, но каждый раз из-за ярого бунта общественности и экологов от этой идеи отказывались.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий