Чумные псы. Почему на Алтае не работает программа по отлову бродячих собак? | Армения сегодня


Чумные псы. Почему на Алтае не работает программа по отлову бродячих собак?

Фото: pixabay.com

Количество обращений с жалобами на агрессивные стаи бродячих собак за последний год серьёзно возросло. Об этом депутаты АКЗС сообщили на одном из заседаний весной. Действующая в регионе программа отлова, которая предполагает возвращение собак после стерилизации и вакцинации обратно на улицы, показывает свою неэффективность. Эти меры никак не сокращают популяцию бродячих дворняг. В связи с этим региональные власти предложили внести поправки в “собачье” законодательство и выделить больше средств на борьбу с дикими стаями псов. Рассказываем, как именно деньги помогут избавить регион от бесхозных животных и согласны ли с позицией депутатов владельцы приютов.

Приюты не резиновые

Собачьи стаи становятся реальной угрозой для жизни и здоровья жителей Алтайского края. На это обратили внимание депутаты АКЗС ещё весной. Парламентарии подчеркнули, что за последний год количество обращений с жалобами на нападения собак значительно возросло – но на сколько именно, не уточнили. По их словам, действующей службе по отлову не хватает ресурсов справиться с дикими стаями псов.

Так, в Рубцовске то и дело стая собак кусает людей, причём обитают животные в оживлённом месте города, где расположен парк. Весной 2021 года рубцовский Следственный комитет даже возбудил уголовное дело после того, как собаки напали на пятилетнего мальчика. Ребёнок оказался на больничной койке, и игнорировать случившееся ни у кого не получилось. Тем не менее стая всё ещё терроризирует горожан, и это длится уже несколько лет.

В некоторых районах Барнаула так же время от времени появляются агрессивные собачьи стаи. На них горожане периодически жалуются в соцсетях. “Мы обращались в администрацию, в “Ласку”, в полицию. И ничего не делается. На днях одна собака напала на мальчика. Люди боятся ходить по улицам. Это нормально?” – сетуют жители города на то, что на животных нет управы.

В Бийске и в Бийском районе (посёлках Малоугренево, Малоенисейское и других) ситуация не лучше – там собаки бегают даже на территориях школ. Животные забредают и на детские площадки, постоянно “дежурят” возле продуктовых магазинов, где их периодически подкармливают сердобольные бийчане. “Мы стараемся без пакетика с кормом не гулять, потому что едой собак можно задобрить, а без этого они могут рычать и пытаться окружить и укусить”, – рассказала amic.ru жительница Бийска Ирина.

По мнению чиновников, проблема, в первую очередь, возникла из-за нехватки мест в приютах. Зоозащитные организации Алтайского края можно пересчитать по пальцам – один большой и всем известный приют для животных “Ласка”, бийский, заринский, рубцовский. Кроме того, есть несколько официально не зарегистрированных – например, частный барнаульский приют “Бусинка”.

Есть ещё несколько крупных передержек: там содержат единовременно не более 200 бродяжек, и в основном – кошек, потому что собак сложнее ловить и обеспечивать.

В районах приютов для животных и вовсе нет, а бродячих собак – много. Существующие зоозащитные организации, как говорят их владельцы, “не резиновые и не очень богатые”, поэтому всех отловить и забрать они не могут.

Тем более что часто уличные животные – это чьи-то, отправленные на самовыгул, говорит директор “Ласки” Софья Куликова. Иногда хозяева возвращают их домой, но в основном питомцы постепенно превращаются в бесхозных (именно так называют бродячих собак в законе “О защите животных”), сбегают и сбиваются в те самые агрессивные стаи.

“Очень большой процент так называемых “уличных” дворняг на деле – домашние. Поэтому стоит разделить понятия: для животных без хозяина мы используем термины “бездомные”, “бродячие”, “бесхозные”, а “безнадзорные” – это для самовыгульных. Последних мы не отлавливаем, и именно они создают на улицах стаи, но за чьих-то собак мы не можем нести ответственность”, – уточняет Куликова.

В стаях псы очень быстро размножаются. Новые поколения уличных дворняг автоматически становятся дикими и бездомными, и их количество на улице постоянно растёт. “Нам ещё постоянно подкидывают щенков в коробках, и приходится разбираться ещё и с ними”, – добавляет директор “Ласки”.

“Муниципальные приюты – это живодёрни”

Чтобы решить проблему растущего количества беспризорных собак на улицах края, депутаты АКЗС предложили построить в регионе два муниципальных приюта (сейчас у нас есть только частные), которые будут полностью обеспечены за счёт федерального и краевого бюджетов. В полномочия сотрудников этих приютов будет входить отлов, стерилизация и дальнейшее содержание пойманных животных.

“В настоящее время на федеральном уровне готовятся унифицированные нормы для приютов временного и постоянного содержания. Определяется их необходимое количество, длительность нахождения животных в приютах, потребность в кормах и лекарственных средствах”, – говорит заместитель председателя комитета АКЗС по местному самоуправлению Иван Мордовин.

Где именно будут расположены межмуниципальные приюты, неизвестно. Впрочем, как и то, на какие средства их построят – чиновники признают, что это очень затратно для регионального бюджета. Хотя у зоозащитников есть встречное предложение на этот счёт – как они считают, более экономичное.

“Все официальные НКО получают от государства помещения на безвозмездной основе, мы платим только за аренду земельного участка с большой скидкой. Так почему бы вместо того, чтобы строить приюты с нуля, властям не взять те помещения, которые уже есть на их балансе. Сделать там ремонт, оборудовать и всё – меньше уйдёт времени и денег”, – отмечает Софья Куликова.

Да и в целом идею создания муниципальных приютов для животных зоозащитники не очень одобряют. Они считают, что лучше создать условия, для того чтобы частные организации могли расширяться и спокойно содержать своих подопечных. Пока не приведены в порядок уже существующие приюты, смысла в дополнительных нет, это лишние расходы и сомнительное качество, уверены любители животных.

“Не всегда в муниципальные организации приходят работать люди, которые действительно любят животных и хотят о них заботиться. Да, муниципальные приюты имеют место быть, но первое – когда уже существующие организации выведены на достойный уровень, а второе – только при грамотном общественном контроле волонтёров”, – считает Софья Куликова.

Директор “Ласки” привела пример Московской области, где уже строили муниципальные приюты, но всё это закончилось скандалами. Зоозащитники выяснили, что животные в этих организациях содержались в ужасных условиях и даже фиксировали случаи массовой гибели собак.

“На практике других регионов мы отметили только то, что по большей степени, государственные приюты – это живодёрни. Всё это выглядит как удобный предлог для отмывания денег, которые по факту до животных не доходят, там максимально экономят даже на элементарных вещах”, – согласна с коллегой из “Ласки” основатель частного барнаульского приюта для животных “Бусинка” Светлана Абрамова.

Но алтайские депутаты уверены, что государственные приюты всё же решат проблему бродячих стай и “разгрузят” частников. Более того, чиновники также предлагают оказывать материальную поддержку и для уже существующих НКО.

“Предлагается финансирование реконструкции их помещений для содержания животных. Управление ветеринарии края, как уполномоченный орган, направило соответствующие предложения на федеральный уровень”, – говорит Иван Мордовин.

Отлов за копейки

Но и здесь у зоозащитников сомнения и вопросы к властям: откуда в бюджете возьмётся столько денег, если сейчас на программу по отлову выделяется такой мизер, что его не хватает на обслуживание пойманного поголовья собак?

Официально отловом по тендеру в Барнауле занимается только приют “Ласка” по программе “отлов – стерилизация – отпускание в среду обитания”.

“Нам, если честно, эта практика не нравится. У нас погодные условия не предназначены для такой программы. Собаки на свободе очень мало живут. Но мы обязаны фиксировать процедуру отлова, в том числе и то, как мы выпускаем псов на волю”, – рассказывает о подводных камнях программы по отлову Софья Куликова.

По словам зоозащитницы, оплаты за поимку животных едва хватает, чтобы закрыть расходы на зарплаты водителя и ловцов, топливо для автомобиля и содержание собак. Сумма за одну особь по современным рыночным меркам смешная, говорит Куликова – около 700 рублей. При этом если пса не поймали сразу, приходится выезжать на место ещё и ещё, а это уже не оплачивается.

“За стерилизацию платят отдельно – фиксировано 1100 рублей на животное, в то время как средняя цена по региону – 2500 за эту операцию. И очень маленькие деньги – около 100 рублей выделяют в сутки на содержание собаки в приюте до момента отпускания её на волю. Но если она живёт у нас больше 45 дней, за неё перестают платить”, – отмечает директор “Ласки”.

Ещё год назад приют отлавливал пару собак за несколько дней, а теперь в сутки в среднем ловцы привозят от трёх до пяти особей – это большая нагрузка, учитывая, что некоторые поступают больными, ранеными. И их нужно кормить, вакцинировать, лечить. За полгода волонтёрами было отловлено 300 собак, и только половина возвращена в “среду обитания”, остальных оставили или переустроили. В основном остаются в приюте пожилые, слабые, изувеченные особи и щенки.

“Выпуск по отлову составляет около 60% из всех пойманных собак. Прежде всего мы отпускаем туда, где есть кормильцы, кураторы – например, на оптовые базы или предприятия. Выпускаем также таких, кого не приручить, – это дворняги, которые никогда не контактировали с человеком. Конечно, если бы люди больше животных забирали, то мы могли бы больше оставлять себе, но места освобождаются очень медленно”, – подчеркнула Куликова.

Сейчас на балансе приюта чуть больше 600 собак и около 200 кошек. При этом новые животные поступают постоянно, а разбирают в “добрые руки” их намного реже, чем подбрасывают.

“Ласку” немного выручают федеральные и краевые гранты, но в основном они идут на реализацию конкретного проекта – такого, как, например, льготный пункт стерилизации или социальную рекламу. Последний выигранный грант приют потратил на ремонт кошачьих комнат.

“В основном мы существуем на пожертвования. Тендеры и гранты покрывают максимум 40% от общих трат”, – говорят в “Ласке”.

В АКЗС заявили, что планируют помогать частным приютам, даже если в крае появятся муниципальные. Но в основном поддержка будет направлена не на текущее содержание, а на увеличение оплаты за отлов, а также ремонт и расширение приютских площадей.

“При работе над проектом краевого бюджета на следующий год планируется предусмотреть увеличение финансирования мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных, организовать дополнительную грантовую поддержку”, – отметил депутат Иван Мордовин.

“Только не эвтаназия”

Софья Куликова не совсем согласна с тем, что нужно увеличивать количество отловленных собак. Она считает, что “рыба гниёт с головы”, то есть с хозяев тех животных, которых отпускают на самовыгул и при этом не стерилизуют.

“В первую очередь стоит взять под контроль популяцию, живущую на улице и не допускать её разрастания, что делается посредством массовой стерилизации животных и ужесточением санкций за питомца, отправленного на самовыгул. А бесконечный отлов не уменьшит количество зверей на улицах. Моя позиция такова, что начать стоит с устранения причин, по которым уличных собак становится много”, – сказала директор “Ласки”.

Зоозащитники нацелены на сотрудничество с властями, но требуют не строительства новых приютов и даже не денег, а новых поправок в законодательство, которые будут возлагать на владельцев животных больше ответственности. Тогда благотворители смогут заниматься отловом более качественно и им не придётся выпускать пойманных собак на свободу из-за того, что в приютах не хватает мест.

“Сейчас мы нацелены на то, чтобы не допустить, например, возврата системы “отлов – эвтаназия”, о чём депутаты уже начали высказываться. Ну давайте их всех поубиваем. Только убивали их и десять, и двадцать лет назад, но меньше их от этого не стало”, – добавила Куликова.

В ближайший год ситуация с безнадзорными собаками, скорее всего, не изменится, резюмирует сторона зоозащиты. Поэтому пока в Барнауле обращаться за отловом собак получится только в “Ласку”. А они смогут поймать псов только тогда, когда у них будет свободное время, руки и места в приюте. На данный момент из обращений на отлов время от времени формируется очередь, говорят волонтёры.

Номера телефона службы отлова Барнаула: 8 (3852) 37-16-20 (с 08:00 до 17:00 часов), 8 (3852) 57-35-57 (ежедневно с 09:00 до 18:00 часов).
Что касается других городов и районов, куда отлов не может доехать по техническим причинам, чиновники рекомендуют обращаться в Управление ветеринарии Алтайского края. Их специалисты оказывают организационную помощь тем территориям, где отсутствуют аттестованные специалисты по отлову и не налажена работа с действующими приютами безнадзорных животных.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий