Это нормально. Томенко о том, почему молодёжь бежит с Алтая и как люди живут на селе | Армения сегодня


Это нормально. Томенко о том, почему молодёжь бежит с Алтая и как люди живут на селе

Три года назад он возглавил Алтайский край. Эксперты называют его талантливым экономистом и одним из самых эффективных и адекватных губернаторов нашей страны. Тогда, три года назад, мы – жители одного из самых бедных регионов России – возлагали огромные надежды на нового руководителя. Оправдались ли эти ожидания – об этом и многом другом в “Переговорке” с губернатором Алтайского края Виктором Томенко беседовала главный редактор amic.ru. Посмотреть “Переговорку” вы можете здесь, а сейчас предлагаем самые интересные моменты из интервью.

– Мне кажется, что три года назад вы наверняка сравнивали свой родной регион и Алтайский край. Всё же в Красноярском крае, где вы работали раньше, структура экономики значительно отличается. Например, больше 50% регионального ВВП даёт промышленность, у нас же доля промышленности в три раза ниже, но при этом доля сельского хозяйства выше. Как вы считаете, нужно и можно ли менять в Алтайском крае структуру экономики и, если это сложилось исторически, можно ли вообще что-то поменять?

– Интересный вопрос. Но признаться честно, постоянным сравнением Алтайского и Красноярского краёв я не занимаюсь. Всё моё внимание и вся моя жизнь сейчас сконцентрирована на Алтайском крае, на процессах и событиях, на планах, которые есть у Алтайского края. Конечно, то, как складывается экономическая и социальная картина, какие соотношения в структуре ВВП – это результат определённого пути развития. Сегодня Алтайский край представляет собой регион с ярко выраженной сельскохозяйственной, агропромышленной доминантой. И для этого есть все основания: не только природно-климатические, географические особенности края, но и традиции, история, развитие, освоение Южной Сибири. Наша задача сейчас – максимально эффективно использовать конкурентные преимущества и возможности, которые предоставляются Алтайскому краю.

Просто не может быть сожалений по поводу того – большая доля промышленности или других отраслей в структуре нашего хозяйства или меньшая. Кстати, сегодня Алтайский край, несмотря на то, что его все знают как и здравницу и житницу, – всё-таки это достаточно развитый в промышленном отношении регион. Мы можем сказать об алтайском машиностроении, производстве кокса, химической оборонной промышленности и многих-многих других направлениях, где сегодня Алтайский край либо представлен, и даже, возможно, на лидирующих позициях, либо хорошо известен за пределами края, и даже страны, как надёжный производитель и поставщик различного вида товаров и продукции.

– Вы подчеркнули, что Алтайский край – это регион сельскохозяйственный. Больше половины населения у нас живут в сельской местности, и в последние годы производство в аграрном секторе растёт мощными темпами. Потому что современная техника не предполагает такого большого количества рабочей силы. С одной стороны, это, конечно, же хорошо – сельское хозяйство растёт и развивается. Но с другой – плохо, ведь количество рабочих мест в сельской местности сокращается. Вы считаете, что это проблема, и если да, то как её можно решить?

– Есть несколько моментов. Первое – действительно, понемножку численность жителей сельской местности сокращается. Последние годы это видно, но на самом деле тенденция, я бы сказал, наверное, последних 20 лет. Если сравним 2000-е годы и сейчас: раньше было 2,6 млн человек, а сейчас – 2,3 млн. Из этого снижения примерно 200 тысяч было именно на сельских территориях и на 100 тысяч снизилась численность городского населения. Это первый момент, который мы должны взять в расчёт.

Что касается положения дел на селе. Наверное, да, теоретически так и должно быть. Современная техника, современные технологии сельскохозяйственного производства и переработки предполагают, что количество занятых в этой сфере должно уменьшаться. Но если мы посмотрим на последние годы, этого особенно не наблюдается. Численность занятых в агропромышленном комплексе примерно стабильная. Хоть и официальных данных по 2020 году нет, но в 2019 году был прирост по отношению к 2018 году.

Поэтому потенциал развития агропромышленного комплекса в Алтайском крае ещё далеко не исчерпан. В этой связи говорить, что машины или оборудование заменят человека, наверное, преждевременно. Я думаю, что здесь ситуация достаточно стабильная, никакого бегства из села нет. Тем более мы, власти Алтайского края, стараемся уделять внимание не только развитию наших городов, но и инфраструктуры, жизнеобеспечения и всего, что связано с жизнью людей на селе.

– А если мы поговорим в целом о том, что молодёжь массово, как говорят, уезжает из Алтайского края. На мой личный взгляд, пока есть молодёжь – она всегда будет куда-то ехать. Это вопрос судьбы.

– Я смотрю так на эту ситуацию: естественное проявление или естественная часть жизни. Молодые люди, которые испытывают определённые амбиции, всегда хотят попробовать найти предел того уровня развития или компетенций, которых могут достичь. Они хотят посоревноваться с другими. Это совершенно нормально и происходит не только в Алтайском крае или сибирских регионах. 

Другое дело, что мы должны так жизнь у нас дома, в Алтайском крае, организовать, чтобы те, кто принял решение связать свою жизнь с регионом, были в полной мере счастливы. Я думаю, что это вполне возможно и позволит не только уроженцам Алтайского края здесь жить, развиваться, оставаться, но и в целом будет притягивать людей из других регионов или стран. Сегодня есть такой поток, но совсем небольшой.

– Почему уезжает молодёжь из Алтайского края – как они сами говорят, у нас не всё хорошо с зарплатами. Действительно, два года назад вы признали, что регион бедный. Последние 20 лет Алтайский край занимает последнее место среди регионов СФО по уровню зарплаты. Как это менять?

– Если понизить в других регионах, то у нас поменяется. Это шутка. Надо, на самом деле, работать над ростом доходов для тех, кто трудится. В целом создавать условия для этого. Но сложность заключается в том, что сегодня работодатели – это больше представители частного бизнеса. Мы точно можем сказать, что бюджетников 210 тысяч человек: 80 тысяч краевых, 80 тысяч муниципальных и где-то 50 тысяч, которые работают в организациях, финансируемых из федерального бюджета.

Последние годы, как я обещал в рамках предвыборной кампании, да и в целом наша политика направлена на последовательный и постепенный, в меру тех финансовых возможностей, которые у нас есть, рост заработной платы бюджетников. И надо сказать, что по итогам 2020 года средняя заработная плата в крае составляет 30 тысяч рублей, чуть-чуть больше. Это по последним статистическим данным. Средняя заработная плата бюджетников несколько выше. Примерно 32,5 тысячи рублей. Это значит, что сегодня люди, которые работают в государственных, муниципальных учреждениях с точки зрения уровня доходов выступают неким локомотивом.

Поэтому вместе с профсоюзами, вместе с социально ответственными работодателями мы будем продолжать работу, направленную на легализацию своей деятельности, легализацию официальной выплаты заработной платы и на дальнейший её рост. Такую политику проводим и такие решения принимаются. Это видно по всем отчётам и документам.

– Виктор Петрович, пандемия оказала на все регионы нашей страны огромное влияние. Пока мы занимаемся ростом зарплат и делаем всё для этого возможное, растут цены на продукты. Тут пандемия особо сильно повлияла. Если мы поговорим о стоимости импорта, то тут всё логично и понятно. Но дорожают и те продукты, которые производят в Алтайском крае – гречка, сахар, подсолнечное масло. Почему на эти продукты увеличивается цена?

– Мне кажется, что тут нет никакого парадокса. Кто-то производит гречку и думает: куда мне её продать. Если он продаст за границу, то по их, зачастую, очень хорошей цене. А здесь ему предлагают продать за другую цену. И потому это абсолютно естественная вещь, и она коснулась не только нас. Эта базовые законы рынка.

Россия – страна не закрытая, наши производители видят, что можно сахар, масло, крупу продавать по более высоким ценам, и поэтому так и делают. У государства есть возможности влиять на эти процессы, но они тоже должны быть избирательны и очень аккуратны. Поскольку последствиями в части регулирования цен на конкретную продукцию может быть то, что те или иные производители могут отказаться от производства.

В среднесрочной перспективе эта ситуация придёт в равновесие. Просто если в рыночные механизмы саморегулирования и самонастройки начинать вмешиваться излишне, то мы будем получать новые сюжеты постоянно. Раз цены удержали на что-то, то потом этой продукции не стало и появился дефицит.

Президент Путин во время последнего послания Федеральному Собранию заявил, что он готов регионам дать кредиты под инфраструктурные проекты под 3% годовых на 15 лет. И у нас есть масштабнейший проект – это обход Барнаула. Есть ли шансы у этого многомиллиардного проекта попасть в программу? И, может, вы уже общались со своими министрами и обсуждали, какие проекты сейчас нуждаются в инвестициях прежде всего? Проблем много в Алтайском крае и с этими деньгами мы бы их легче смогли преодолеть.

– Действительно, планов в крае много, но во время послания Федеральному Собранию президент объявил цифру – 500 млрд рублей на инфраструктурные кредиты. Для тех регионов, которые вели осмысленную финансовую политику, не залезали в долги, не брали много в долг в коммерческих финансовых организациях. Алтайский край к числу таких регионов относится. Госдолг у нас минимальный – около 2 млрд рублей при 150 млрд ежегодных доходов. И это кредиты, которые в своё время были предоставлены краю со стороны федерального бюджета.

Поэтому если объективно посмотреть на цифру в 500 млрд рублей с учётом того, что все регионы, которые вели аналогичную финансовую политику, решат получить часть этих средств, то федеральное правительство будет вынуждено равномерно и справедливо распределить средства. Более чем на 8-15 миллиардов рублей мы рассчитывать не сможем. При условии, если у нас будут интересные и конкурентоспособные, с доказанным эффектом проекты.

Что касается возможности привлечения инфраструктурных кредитов, по ним сейчас идёт уточнение требований. Когда будет понятно, что туда подходит – мы обязательно предъявим наши проекты. В Алтайском крае их много и в случае своей реализации они дадут заметный социальный и экономический эффект.

По обходу Барнаула документация вся подготовлена. Время уходит, и он был рассчитан в ценах двух-, трёхлетней давности. Цена вопроса, на самом деле, под 60 млрд рублей. Даже если мы эти деньги получим на 15 лет под привлекательную ставку 3% – отдавать придётся свои деньги с процентами. Поэтому их хватит лишь на какую-то часть. Всё остальное надо искать. Этих решений пока нет, без федеральной поддержки, очевидно, Алтайский край в обозримом будущем эти средства не найдёт. Поэтому мы продолжаем этот вопрос рассматривать. Были предположения организации платной дороги, но вряд ли они имеют перспективу осуществиться. Конечно, проект реализовывать будем не один год, но инфраструктурные кредиты были объявлены однократно. Если бы каждый год давали по 500 млрд всем субъектам, можно было бы посмотреть.

Тем не менее экономическая эффективность, социально-экономическая и экологическая от реализации этого проекта ещё дорабатывается. Когда ты идёшь брать деньги – нужно предъявлять весомые доказательства. Сейчас мы находимся в переговорах с федеральными органами власти и работаем над этим проектом.

– Виктор Петрович, мы с вами общаемся спустя несколько дней с момента завершения этапа Кубка мира по гребле на байдарках и каноэ. Это действительно грандиозное, масштабное событие для нашего региона. И в инфраструктуру вложили много миллиардов рублей. Кубок закончился, как мы дальше можем использовать гребной канал? Какие-то проблемы поможет нам он решить?

– Конечно. Многие проблемы решит. Многие люди приложили на разных этапах силы, для того чтобы он у нас появился и развился до такого уровня, что стал способен принимать международные соревнования. Вложения в развитие самого гребного канала и всей инфраструктуры вокруг были сделаны лишь в расчёте на проведение этапа Кубка мира. Когда принималось решение, мы не знали, что Олимпиада в Токио будет перенесена на год и что на наших соревнованиях будут разыгрываться олимпийские путёвки. Это придало дополнительный вес прошедшему мероприятию.

Мы понимаем, что эта часть города имеет интересные, долгосрочные перспективы для освоения и развития. Поэтому канал создавался не для проведения одних соревнований, а для того, чтобы появился такой объект и в полной мере работал на наших спортсменов и наших детей. Был бы площадкой, где в дальнейшем рекреационная часть города могла бы развиваться. Но даже то состояние, которое сегодня есть, позволит проводить и другие соревнования: российские и международные. Позволит стать спортивным центром по гребле в России: тут может быть и подготовка наших сборных команд. Уже сегодня некоторые сборные из других стран готовятся к дальнейшим соревнованиям у нас. А значит, люди живут, пользуются гостиницами, транспортом и другими видами услуг. Это тоже вклад в развитие Барнаула.

Из моего общения с опытными людьми, которые побывали в разных странах и посмотрели, как там организованы соревнования, проведение Кубка мира в Барнауле удалось. Даже несмотря на погоду. Тем более что это было первое мероприятие такого масштаба. Если мы будем говорить о следующих похожих, то целый ряд шагов нужно будет пересмотреть и усилить.

– Май был богат на различные события: к нами приезжал на гастроли театр Вахтангова с потрясающими спектаклями, которых жители края до этого никогда не видели. В Барнауле мы проводили чемпионат России по боксу среди юношей и потрясающую музейную ночь. Три года назад мы не могли себе этого представить, что в нашем Алтайском крае сразу чередой пройдёт столько интересных событий. Это же ваша работа. Оборачиваясь на три года назад, вы могли себе представить, что мы это возьмём и сделаем?

– Откровенно говоря, работа это и моя тоже, но в основном возможность, желание, готовность очень многих людей объединиться и реализовать интересные и крупные проекты, опираясь на наследие, созданное в предыдущие годы. Это ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов или как-то забывать. Опираясь на наши традиции – это всё для Алтайского края и для Барнаула возможно. Поэтому я лишь могу поблагодарить всех, кто так любит свой край, всех, кто готов не по приказу, а по своей инициативе вкладываться в развитие и города, и края в целом. В его узнаваемость, привлекательность. Те события, которые в конечном итоге и получаются, – это результат такого отношения к своей родине, к своему краю многих-многих земляков. Поэтому я могу тут только помочь, организовать или где-то призвать и поддержать. Но в целом все события делают люди.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий