Это станет необратимым поражением России на Кавказе | Армения сегодня

Это станет необратимым поражением России на Кавказе

Как повлияет уже известный отклик главы МИД РФ Сергея Лаврова на ход расследования дела 1 Марта? Кроме вопросов, касающихся армяно-российских отношений, этот вопрос, по сути, является вторым ключевым вопросом, который звучит после заявления Лаврова.

Здесь, конечно, возникает и другая проблема: а чем же была обусловлена подобная реакция Лаврова? Вопрос только в поддержке Роберта Кочаряна – так сказать, по принципу старой дружбы, которая была между ним и Путиным, или же перед Россией стоит иная проблема?

Причем, здесь может быть две мотивации. Одна заключается в том, что на евразийском пространстве возникнет прецедент правовой ответственности бывшего главы государства, а это вступает в противоречия как с ценностными, так и политическими принципами евразийского пространства. Второе – это то, что в событиях 1 Марта затрагивается также и в вопрос участия России, в этой связи есть обрывочные сведения, слова свидетелей и прочее, что как минимум требует расследования и подтверждения или опровержения. Следовательно, Москву тревожит то, что расследование дела 1 Марта может привести и к таким разоблачениям. Или это Роберт Кочарян, так сказать, намекнул, передал, что если его в достаточной мере не поддержат и не окажут влияния на новые власти Армении, то он может представить, так сказать, доказательства российского участия? Естественно, сложно однозначно оценить, которым из этих мотивов или которым в особенности обусловлена эта реакция России.

Но, так или иначе, в настоящее время открытым остается вопрос о том, какое влияние произведет эта реакция на расследование дела 1 Марта? Это будет только лишь в виде освобождения Роберта Кочаряна из-под ареста или, тем не менее, также и с содержательными элементами? Если власти в вопросе 1 Марта пойдут на, так сказать, уступки, то это отразится на их рейтинге внутри страны, что в свою очередь усилит находящиеся в противоположном лагере силы, хотя здесь, конечно, однородной является только команда, возглавившая бархатную революцию, а в иных вопросах есть серьезные разделительные линии.

С другой стороны, рассматривается ли Кочарян как деятель, способный их, так сказать, преодолеть и объединить бывшую систему, на которого Россия может сделать ставку? Есть ли у Москвы подобные далеко идущие планы? Заявление Лаврова с этой точки зрения не дает ориентиров. Более того, неясно, на что готова Москва в случае так сказать продолжения ситуации? А это уже делает заявление Лаврова достаточно многозначительным, вплоть до того, что Россия, на первый взгляд, выражая недовольство, в действительности попросту пытается в очередной раз отказаться от так сказать попыток «позвать ее на помощь» из Еревана, которые были в особенности после 25 апреля. Кстати, и в то время Москва согласилась с такими информационными потоками по каналам прежних властей Армении, как телефонные беседы Путина с Кареном Карапетяном, достоверность которых так и осталась под сомнением.

Конечно, трудно сомневаться в правоте Лаврова, но можно ли исключить, что министр иностранных дел РФ просто «пошел навстречу» и выразил озабоченность, не отмечая, однако, какие-либо перспективы, если ситуация не изменится? Конечно, возможно, в случае России излишне упоминать об этом, потому что это автоматически означает, что у Армении будут проблемы.

Однако с другой стороны, не будет ли у России проблем? Многие здесь указывают на безопасность и, в частности, на проблему Арцаха. А что должна делать Россия в этом отношении? Подтолкнуть к новой войне? Оставим в стороне, что здесь сейчас будут иметь большое значение позиции Запада и Ирана, и даже Турции. Нужно рассмотреть, чего Россия добьется в результате войны. Дело в том, что война – настолько масштабная проблема, с огромным диапазоном резонансов, что было бы наивно думать, что можно пойти на это, чтобы просто наказать Армению. Более того, Россия накажет в первую очередь саму себя, потому что любая военная победа Азербайджана в Арцахе станет необратимым поражением России в Армении и на Кавказе. Соответственно, в случае войны Москва обязана победить Азербайджан, на что, конечно, она также не пойдет.

Арцахская зона – довольно сложный геополитический узел, чтобы рассматривать его как российский меч в отношении Армении. Это не означает, что никаких проблем нет. Но это означает, что существующие проблемы обусловлены неблагоприятным расположением более серьезных обстоятельств, чем просто намерение Москвы наказать Армению.

Тем не менее это само по себе не означает, что мы должны идти на открытую конфронтацию, без колебаний и отступления. Более того, проблема 1 Марта вовсе не должна быть вопросом «чести» или рейтинга в любом случае. Власти должны осознать серьезность начатого ими дела, тем более, что, мягко говоря, относительно, в каком случае будет более рискованным стабильное и дружественное будущее армяно-российских отношений. Продолжение следует.

Источник: 1in.am

Актуальные новости