Как Караберд превратился в дом престарелых: крайняя свадьба и самый популярный анекдот | Армения сегодня


Как Караберд превратился в дом престарелых: крайняя свадьба и самый популярный анекдот

Вид на один из домов села КарабердРайское армянское село стало “домом престарелых”: возродят ли Караберд друзья из диаспорыВ самом малонаселенном селе Армении – Караберде – нет детей и молодежи, потому что нет детских садов и школ. Но карабердцы надеются, что деревня скоро снова оживет, ведь ее “нашли” армяне из диаспоры.

Карине Арутюнян, Sputnik Армения

В селе Караберд Лорийской области весьма популярен один анекдот. Карбердец постоянно хвастается перед гостями своим ребенком: мол, и то он умеет делать, и это. Тут гости и говорят: ну, давай уже, показывай свое чудо природы. А он возьми и  покажи 40-летнего детину, что стоит в сторонке.

Самоиронии здешнему люду не занимать, но чтобы понять всю трагическую суть этого анекдота о Караберде надо знать одно: это самое малонаселенное село в Армении, здесь живет всего 60 человек. И нет молодежи. Вообще.

Перед зданием сельской администрации, которое сильно отличается от всех, что я видела раньше, нас встречает староста Юра Шавелян. Здесь все к нему обращаются исключительно “шеф”. На крыше самой темно-синей постройки водружен армянский триколор.

Староста интересуется, как мы доехали. Пока я рассказываю, насколько сильно очарована абсолютно райской природой, к нам потихоньку начинают подтягиваться заметившие чужаков местные жители.

– Меня тоже будете расспрашивать? – спрашивает дядя Грачик, которого сильно заинтересовал мой микрофон.

Сейчас в Караберде проживают 22 семьи, в основном люди старше 60-и. Еще 12 семей живут за горами: раньше та территория принадлежала селу Дзорагюх, но сейчас ее присоединили к Караберду.

“В 1990-е годы яблоку негде было упасть. 160 семей подали заявления на приватизацию. Но в селе не было детсада и школы, и когда дети подрастали, люди просто уезжали. У меня тоже двое сыновей, один работает в России, другой – в Ванадзоре. Постепенно село превратилось в дом престарелых. Сейчас здесь нас нет детей”, – рассказывает староста, который руководит общиной еще с 1992 года.

Тут к нам подходит мужчина с двухлетним сыном на руках, внося заметное оживление в ряды собравшихся: люди соскучились по маленькому Грачу – практически единственному малышу, который часто гостит в селе. Мужчины с гордостью говорят, что он их будущий защитник.

Ребенок явно стесняется незнакомки в моем лице и все норовит повернуться к отцу. Наладить с ним контакт поначалу не получается, а Шавелян смеется.

— Когда это бедный ребенок видел в селе девчонку?

Потихоньку маленький разбойник растаял и даже поцеловал меня в щеку, украдкой поглядывая на отца как бы в надежде заручиться его одобрением.

Отец малыша, Арсен Тунян, рассказывает, что уехали из села в Ванадзор недавно, потому что сынишку надо было отдать в детсад.

“Если в селе будет детский сад, школа, все захотят здесь жить, хотя с работой тут тоже проблемы. Я – контрактный военнослужащий, подрабатываю таксистом, словом, как-то устроился. Уезжать из села не хотелось, но что делать? Каждые выходные приезжаем в гости к бабушке с дедушкой”, – делится Арсен.

В селе нет медпункта. Местные рассказывают, что “неотложку”, если вдруг возникает необходимость, вызывать приходится из города.

Мужчины с улыбкой поясняют: под городом подразумевают Ванадзор, а то, я столичная, грешным делом, могла подумать, что речь идет о Ереване. Кстати, мед свой они продают именно в Ванадзоре. В селе нет оросительной воды, и фермеры могут заниматься только скотоводством и пчеловодством.

Солнце уже заметно припекало, и чтобы не схватить удар мы отправились в гости к старосте. Анаит, хозяйка дома, показывает нам свои улья, попутно рассказывая о процессе приготовления и способах реализации меда.

“Жизнь в селе непростая, но приятная. С другой стороны, у нас чудесная природа. Вопрос школы очень серьезный. Но мы не можем поднять его, потому что детей совсем не осталось. Надеюсь, что однажды по деревне снова будут бегать детишки”, — вздыхает Анаит, добавляя, что очень скучает по внукам.

Жители надежды на скорое возрождение родного села не теряют. И повод для оптимизма действительно есть. Четверо друзей из диаспоры “замутили” здесь бизнес: купили землю и строят гостевые дома на месте старых строений.

Американского армянина Аракела Поладяна и ливанского армянина Ваче Дагляна мы застали за строительными работами. Аракел говорит, что приехал в Армению во время войны и решил, что больше родину не покинет.

“Здесь я понял, что многие предпочитают жить в Ереване, Гюмри, Дилижане, но не в деревушках. Поэтому решили открыть гостевой дом именно в Караберде. Надеюсь, что уже к середине августа все работы завершим”, — говорит он.

Гостям в семейной гостинице будут предлагать блюда восточной кухни, так как его ливанский друг очень хорошо готовит.

Товарищи хотят постепенно вдохнуть в село новую жизнь.

Кстати, мечтают об этом не только наши соотечественники из диаспоры. Ереванец по имени Вруйр тоже хочет открыть гостиницу семейного типа именно в Караберде, где находится дом его предков. В сентябре прошлого года с его легкой руки произошло по-настоящему историческое для села событие.

“В прошлом году мы сыграли тут свадьбу. Последняя здесь была в 1991 году. Такое решение мы приняли в первую очередь из-за коронавируса. Хотели отпраздновать на свежем воздухе. Кроме того, мы с женой устали от стандартных застолий, ресторанов. Хотели впечатлить всех гостей”, — рассказывает он.

Торжество, добавляет он, было нарочито скромным: пара не хотела шокировать сельчан какой-то излишней помпезностью в столь знаменательный для них день. Решились только на шикарное платье для невесты – это был единственный элемент роскоши, который позволили себе молодожены.

Жена Вруйра Ани рассказывает, что организовать красивую свадьбу было непросто. За домиком в деревне никто не следил вот уже десять лет, немудрено, что он пришел в полнейший упадок.

Перед свадьбой привели его в порядок: покрасили крышу, решетки․ Столы и стулья нашли с трудом. Ани вспоминает, что вместо обычного для свадебного дня церемониала с утра отмывались с Вруйром от краски.

“Больше на такое не пошла бы, но абсолютно не жалею, это было прекрасное место”, — отмечает она.

©
Photo : provided by Vruyr’s family

  • Сельская дорогаСельская дорога
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • Сельская пасекаСельская пасека
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • Маленький житель Караберда - Грач ТунянМаленький житель Караберда – Грач Тунян
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • Юра Шавелян с маленьким ГрачемЮра Шавелян с маленьким Грачем
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • Администрация села КарабердАдминистрация села Караберд
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • Вход в полуразрушенную часовню XVII векаВход в полуразрушенную часовню XVII века
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • Гагик Шавелян со своей женой ГоарГагик Шавелян со своей женой Гоар
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • Хачкар IV века в полуразрушенной часовне Хачкар IV века в полуразрушенной часовне
    ©
    Sputnik / Aram Nersesyan
  • 1 / 9
    ©
    Photo : provided by Vruyr’s familyСвадьба Вруйра и Ани

    Что же – не могу не согласиться. Но несмотря на то, что влюбилась Караберд, шансов здесь остаться у меня нет никаких, ведь даже найти здесь парня и прийти в чей-то дом невесткой здесь, к сожалению, невозможно.

    Приходится уезжать, надеясь, что в скором времени здесь можно будет просто отдохнуть в одном из гостевых домиков.

    Поделиться ссылкой:

    Добавить комментарий