«Кнута нет. Только пряник»: Поломошнов о первом гроссмейстере на Алтае и «Ходе королевы» | Армения сегодня


«Кнута нет. Только пряник»: Поломошнов о первом гроссмейстере на Алтае и «Ходе королевы»

Фото: amic.ru

Барнаульский шахматист Алексей Сорокин, который сейчас учится в США, выполнил третью норму гроссмейстерского балла и может подавать документы на присвоение высшего шахматного звания. Сорокин станет первым гроссмейстером в истории Алтайского края. Корреспондент amic.ru Вячеслав Кондаков поговорил с президентом краевой Федерации шахмат Артёмом Поломошновым (у которого, кстати, сегодня, 21 июля, день рождения) о том, что это событие значит для алтайского спорта и дорого ли вообще воспитать своего гроссмейстера. Также Поломошнов рассказал, из-за чего не захотел бы играть за одним столом с Робертом Фишером, почему «Ход королевы» – крутой сериал, а женщинам нет места в шахматам.

«Если бы у меня было больше денег – вкладывал бы ещё больше»

– Поздравляю вас с первым гроссмейстером в истории Алтайского края. Алексей Сорокин шёл к этому статусу несколько лет. Что это значит для алтайских шахмат?

– Это прорыв! Когда наша команда пришла к руководству федерации около десяти лет назад, то мы поставили амбициозную цель – воспитать своего гроссмейстера. Тогда это казалось нереально. Алексей Сорокин уже несколько лет не живёт в Барнауле, а учится на программиста в Техасском университете, но, по возможности, играет на турнирах и выступает, между прочим, за Алтайский край. Его первый тренер – известный в Барнауле шахматный педагог Татьяна Цепенникова, а сегодня в США Алексея тренирует международный гроссмейстер Александр Онищук. Есть, конечно, некая червоточинка, что Алексею понадобилось полтора года после отъезда из России, чтобы выполнить третий балл на норматив гроссмейстера. Всё это время Сорокин учился в США. Получается, что, с одной стороны, Алексей Сорокин – первый гроссмейстер Алтайского края, но, с другой стороны, последнюю точку в выполнении заветного звания он поставил через полтора года после отъезда из нашего региона. Хотя два из трёх баллов для статуса гроссмейстера он получил, когда жил, учился и занимался шахматами в Барнауле. И, думаю, мог бы получить сразу третий. Тем более находился в прекрасной форме. Но Алексей вынужденно сосредоточился на выпускных экзаменах и взял паузу в карьере.

– А вы сами как считаете, Сорокин ещё алтайский спортсмен или уже представляет американскую шахматную школу?

– Мы всегда будем считать его своим. Но сегодня, думаю, его правильнее называть «шахматистом мира». Алексей играет благодаря себе. Он самостоятельно попал на турнир, где выполнил последний норматив гроссмейстера. И сделал это без поддержки нашей федерации. Мы помогли только с оформлением документов. Надо отметить, что Алексей уже выразил желание помочь родному краю и стать тренером одного из алтайских воспитанников. Причём совершенно бесплатно. Приятно, что Алексей не забывает родную федерацию и старается внести личный вклад в продолжение дела развития шахмат в Алтайском крае.

– Через год Сорокин окончит Техасский университет. Чем он планирует заниматься? Простите, но что ваша федерация может ему дать такого, что не дают американцы? У них бесконечные финансовые ресурсы.

– Мы обговаривали с ним этот момент. Алексей сказал, что он единственный шахматист в университете, который рассматривает возможность вернуться в Россию. Тем более что он программист и может работать в любой точке мира.

Если Сорокин и вернётся в Россию, то вряд ли будет жить в Барнауле.

– Но это не помешает ему продолжать выступать за Алтайский край.

Хорошо, у федерации официально есть свой гроссмейстер. Как ресурс и опыт Алексея использовать дальше?

– Сложно сказать. Чтобы вырастить своего гроссмейстера, нам требуется от пяти до десяти миллионов рублей. Если бы кто-то вернул эти деньги – было бы правильно. Мы могли бы их направить на воспитание новых звёзд шахмат. Но на сегодня такого механизма в России нет. Поэтому в этой истории мы просто показали, что можем воспитать гроссмейстера. Очевидно, что Алексей Сорокин – человек огромного таланта. Он self-made man. Эта та морковка, за которой нужно бежать. Сейчас важно показать, что Сорокин – не единичный случай. Необходимо сформировать сильную сборную региона, преподавательский состав. Ведь ни одного собственного гроссмейстера-тренера у нас в крае нет.

А эти пять-десять миллионов нужны для тренировок?

– Именно. Все командировки оплачиваются из краевого бюджета. Но мы не можем позволить потратить бюджетные деньги, например, на серьёзного тренера-гроссмейстера, чтобы он занимался с нашими учениками.

А сколько стоят услуги серьёзного тренера-гроссмейстера?

– Примерно 200 тысяч рублей в год на одного шахматиста. Если мы говорим о тренере, который реально способен воспитать обладателя высшего шахматного звания.

У Магнуса Карлсена (действующий чемпион мира по шахматам, – прим. ред.) – несколько крупных спонсоров. Понятно, что он мировая знаменитость, и бренды стоят в очередь, чтобы он их прорекламировал. А сложно найти спонсоров алтайскому шахматисту? Тому же Алексею Сорокину, например.

– Сложно. Люди готовы платить Карлсену огромные деньги. Хотя, конечно, намного меньше, чем футболистам или теннисистам. У нас же успехи скромнее. На региональном уровне мы создали попечительский совет. Но нельзя просто так просить у бизнеса деньги. Нужно показать, как работает система, каких целей мы планируем достичь в будущем. Зачастую мне приходится вкладывать собственные средства, чтобы помочь шахматистам. Хотя надо признать: правительство края достойно финансирует наш вид спорта.

Анатолий Карпов в одном из интервью говорил, что шахматы это не профессия. Вы с этим согласны? Можно ли в шахматах заработать хорошие деньги и как футболисты в 20 лет иметь Maybach за сто миллионов рублей.

– В шахматах нет таких гонораров. Тот же Карлсен никогда не заработает столько же, сколько Александр Овечкин в хоккее. Зато шахматы дают образ мышления, который позволяет стать успешным в своей профессии. Те же Александр Жуков и Аркадий Дворкович (бывшие вице-премьеры правительства РФ, – прим. ред.) занимались шахматами. Безусловно, есть топовая десятка спортсменов-шахматистов, которые зарабатывают огромные деньги. Но таких единицы. Тренеры, например, получают в разы меньше. Мы в Барнауле создали Академию шахмат и пытаемся привлечь к работе хороших тренеров, обеспечив их достойной заработной платой.

А сколько составляет заработная плата тренера по шахматам?

– В бюджетной сфере зарплата у преподавателя, работающего на одну ставку, находится на уровне МРОТ (около 14,7 тысячи рублей, – прим. ред.). Даже если у специалиста две ставки – всё равно на 20 тысяч ему приходится сводить концы с концами. Как при такой зарплате вообще можно с тренера спрашивать хорошие результаты? И такая ситуация во всех видах спорта. Я восхищаюсь нашими педагогами, которые при мизерной зарплате умудряются воспитывать звёзд, таких как Алексей Сорокин, Виктория Лоскутова, Александр Соболев или Александр Ерохин.

– Но есть же коммерческие турниры, где можно зарабатывать не только спортсменам, но и тренерам. В шахматах большие призовые фонды?

– Самый статусный турнир, проходящий в Алтайском крае, – этап Кубка России по быстрым шахматам. Всего за два дня можно выиграть 100 тысяч рублей. Сейчас мы проводим турнир имени Василия Лепихина, где разыгрываем 70 тысяч. Понятно, что не самые большие деньги. На более статусном турнире, таком как чемпионат России, призовой фонд может достигать 15 миллионов рублей. И каждому участнику оплачивают питание и проживание. При этом в призовом фонде никогда не бывают предусмотрены гонорары для тренеров. С ними, скорее, делятся призёры-спортсмены.

– Вы сказали, что часть расходов покрываете из собственных средств. А вообще дорого вам обходится вся эта история с шахматами?

– Мне – дорого, но если бы у меня было больше денег – вкладывал бы ещё больше. Всегда есть приоритеты, и я не имею возможности совсем забыть о своих потребностях и всё вкладывать в шахматы. Конечно, федерация на стадии становления требует больших финансовых вложений. В этом году, повторюсь, нам только десять лет, и мы только в начале пути. Подросла хорошая плеяда юных шахматистов, но нет своих традиций. Надо вкладывать и вкладывать.

– Алексей Сорокин уже топовый игрок. Кто за ним тянется и кого вы видите будущей звездой шахмат в Алтайском крае?

– Самая яркая, безусловно, Виктория Лоскутова. Ещё хотел бы выделить Евгения Кардашевского, но его возраст заставляет сомневаться, что он резко выстрелит. Надо делать ставку на молодых ребят. Так, на недавно прошедшей спартакиаде учащихся сборная края впервые заняла первое место по округу, обойдя Кемерово и Новосибирск. Это беспрецедентное событие. Это говорит о том, что у нас выросла действительно очень перспективная молодёжь. Сегодня мы уже недовольны, что команда барнаульской гимназии № 42, представлявшая Алтайский край в финале Всероссийского турнира школьных команд по шахматам «Белая ладья», не попала в тройку призёров, хотя ещё десять лет назад я бы радовался и двадцатому месту. У нас подрастают интересные молодые игроки, такие как Даша Хегай, Полина Борисова, Артём Наземцев, Артём Мещеряков, Михаил Петров и Владимир Юсупходжаев. Важно дать этим ребятам возможность играть.

«Через шахматы необходимо раскрывать нейронные связи у детей»

Вы недавно выиграли грант на 2,5 миллиона рублей. На что пойдут эти деньги?

– Это большая наша победа. Мы шесть раз отправляли заявку на президентский грант, но безуспешно. Уполномоченный по правам ребёнка Ольга Казанцева помогла нам оформить документы, правильно сформулировав наши цели и стремления, за что ей огромное спасибо. Долгое время у нас никак не получалось развивать шахматы за пределами Барнаула. Хорошие результаты из сельских территорий видели только в Ребрихе, где вообще богатые спортивные традиции. Мы решили зайти в сёла через школы и выяснили, что в шахматы играют в Мамонтово, Романово, Ключах, Тальменке и многих других районах Алтайского края. И постепенно оттуда стали появляться ребята, которые по спортивному принципу начали попадать в сборную региона. Сейчас, на средства президентского гранта, мы планируем открыть ещё семь шахматных клубов в районах края. Например, в Чарыше, где глава района пообещал мне отправлять юных шахматистов в Барнаул на соревнования.

– Очень далеко ехать.

– Мы понимаем это. Поэтому оплачиваем победителям «Белой ладьи» в муниципалитетах полностью питание и проживание во время финального турнира в Барнауле. Ни в одном другом регионе страны таких условий для детей нет. Поэтому мы рассчитываем, что деньги президентского гранта позволят сделать серьёзный скачок в развитии шахмат в сёлах. Надо поднимать интеллектуальный уровень наших школьников и организовывать турниры в районах Алтайского края.

– А что для вас, как руководителя федерации, более ценно? Чтобы шахматы оставались спортом интеллектуалов и появлялись новые звезды? Или чтобы этот спорт были хобби для десятков тысяч детей? Возможно, никто из школьников Чарышского района никогда не станет гроссмейстером. Зато шахматы научат их логике и внимательности.

– Это тот вопрос, на который я всегда люблю отвечать. Проект «Шахматы в школе» – история про массовый спорт. Я против того, чтобы в школах преподавали шахматные тренеры, которые заточены на то, чтобы добиваться с детьми высоких результатов. На уроках ИЗО детей учат рисовать, никто не требует от них становиться художниками. Мне кажется, через шахматы необходимо раскрывать нейронные связи у детей. А дальше самые способные, самые талантливые школьники сами решат: хотят ли они идти в шахматные клубы или спортивные секции. Там уже с профессиональными тренерами они могут работать на спортивный результат, чтобы попасть в сборную края. Но во главе угла я вижу массовость. Именно поэтому каждый год мы проводим день шахмат в Алтайском крае, чтобы привлечь интерес к этому виду спорта.

Несколько лет назад задумались о конкретных исследованиях того, как шахматы влияют на интеллект детей. Благотворительный Фонд Елены и Геннадия Тимченко нанял московских психологов, которые два года будут изучать, как занятия шахматами влияют на детей. Для исследования отобрали школьников в трёх регионах России: Удмуртии, Туле и Алтайском крае. Профессиональные психологи взяли под наблюдение 120 детей, которые занимаются шахматами, и 120 тех, кто не занимается. Результаты станут известны уже через год. Интересно посмотреть на динамику успеваемости в школе и на общее развитие личности у обеих групп.

Федерация и Министерство образования активно продвигают проект «Шахматы в школе» в районы края. Не боитесь, что со временем эта чрезмерная энергичность будет отталкивать детей и их родителей от занятий шахматами? Возможно, это не ваша проблема, что другие федерации не так инициативны в сёлах края.

– Могу сказать, что шахматами занимаются только в 20% школ края. Если в первый год «Шахмат в школе» мы приходили в учебные заведения и рекламировали проект, то сейчас многие школы уже сами к нам приходят. Развивать шахматы в сёлах намного проще и дешевле, чем футбол или хоккей. Кроме того, ежегодно при поддержке Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко и Министерства образования Алтайского края мы проводим региональный конкурс на лучшее преподавание шахмат в общеобразовательных организациях Алтайского края, по результатам которого три сельских и три городских школы Алтайского края получают денежные призы, ноутбуки, инвентарь. Лучших учителей мы награждаем в рамках турнира «Белая ладья». Кнута точно нет. Есть только пряник.

– В прошлом году из-за пандемии многие турниры проходили в формате онлайн. Магнус Карлсен утверждает, что это революция в мире шахмат и будущее как раз за онлайн-соревнованиями. Вы с ним согласны?

– Есть две точки зрения. Тот же Сергей Карякин, наоборот, против таких форматов. Невозможно достичь прозрачности в онлайн-турнирах и проследить, пользуются ли игроки подсказками или нет. В прошлом году мы проводили отбор на финал первенства края в формате онлайн. В каждой возрастной категории отбирали по восемь лучших ребят. Произошёл жуткий скандал, некоторых школьников обвинили в читерстве (в использовании жульнических приёмов в компьютерных и азартных играх, – прим. ред.). Причём делали это публично. После этого некоторые ребята вообще перестали играть в шахматы. Это недоработка нашей федерации, что мы не смогли организовать прозрачность соревнований и защитить ребят, которых обвинили в обмане. Но это не значит, что мы навсегда отказываемся от онлайн-форматов. В новом шахматном доме на улице Советской появится площадка, на которой алтайские шахматисты смогут принимать участие в онлайн-турнирах. Такого в России больше нигде пока нет. Наш опыт будут изучать в других федерациях страны. Появятся прозрачные столы, камеры, прямой выход в туалет. Всё для того, чтобы игроки не могли воспользоваться подсказками компьютеров.

– Кстати, как обстоят дела с переездом шахматного клуба в новый дом по адресу Советская, 4? Ожидалось, что это произойдёт в начале 2021 года, но сейчас только готовитесь к ремонту помещения. Вы говорили мне как-то, что пришлось ходить по кабинетам и добиваться выделения финансирования на новый дом для шахматистов.

– Не без труда, конечно, развивалась эта история. Я хотел бы поблагодарить Стеллу Штань (бывший представитель губернатора в АКЗС, – прим. ред.) и Ивана Кибардина (заместитель председателя правительства Алтайского края, – прим. ред.). Они взяли ситуацию под личный контроль. Мы объявили о переезде в новый дом ещё в декабре 2020-го, но документы нам подписали только в мае этого года. Сегодня мы заканчиваем проектирование нового помещения. Его площадь более 700 квадратных метров. Нам нашли шикарное место в самом центре города. В ближайшее время будет объявлен тендер на строительные работы. Проект получился очень классным. Мы планируем въехать в новый дом уже к концу этого года.

И сколько необходимо денег, чтобы создать всю эту сказку? Нужно ли будет покупать новое оборудование?

– Мы решили закупить новые комфортные стулья. У нас уже есть неплохие столы и более 50 электронных шахматных досок. На ремонт помещения из краевого бюджета нам выделили около 3,8 миллиона рублей. Боюсь, что мы в эту сумму не впишемся. Необходимы дополнительные средства, например, на систему вентиляции. Поэтому стараемся активно привлекать частных инвесторов. Так, например, две трети от суммы, которая ушла на подготовку проекта, выделили бизнесмены.

А что будет со старым зданием на улице Гоголя, которое признали аварийным? Шахматный клуб до переезда будет находиться там?

– Нас оттуда выгоняют, но пока некуда пойти. Само помещение в собственности администрации края, и что с ним будет в будущем – я не знаю.

Не могу не спросить о помощи со стороны Министерства спорта Алтайского края. Министр Алексей Перфильев говорил, что будет поддерживать федерации, которые показывают отличный результат. Ваша одна из самых топовых в регионе. Вы чувствуете поддержку со стороны Минспорта?

– Скажу честно, что мне сложно понять стратегию развития шахмат в регионе со стороны министерства. Я не встречался с Алексеем Перфильевым уже около двух лет, наверное, хотя с предыдущими руководителями отрасли я виделся регулярно. А вот нынешний министр спорта почему-то игнорирует мои предложения о встречах. Из руководства Министерства спорта Алтайского края я обсуждаю вопросы развития шахмат только с заместителем министра – Максимом Рябцевым, но надо отдать ему должное, он активно вникает в проблемы шахмат и делает всё, что в его силах, для решения этих проблем. Безусловно, в крае есть очень успешные федерации, в последнее время демонстрирующие реально высокие темпы развития своего вида спорта в регионе, например, Федерация бокса и Федерация гребли, которые абсолютно заслуженно пользуются поддержкой регионального Министерства спорта. Однако, мне кажется, что спортивному руководству Алтайского края следует обращать внимание и на другие спортивные федерации региона.

Кстати об этих двух видах спорта. На чемпионат России по боксу среди юниоров и этап Кубка мира по гребле в Барнауле пришли тысячи зрителей. Планируете ли вы провести в крае подобный масштабный турнир по шахматам с участием топовых гроссмейстеров?

– Справедливости ради стоит отметить, что и сегодня мы уже проводим достаточно статусные турниры, на которые привозим именитых игроков, чего стоят этапы Кубка России по быстрым шахматам, куда приезжают чемпионы Европы, победители шахматных олимпиад в составе сборной России, участники претендентских матчей за мировую шахматную корону. Мы проводим очень яркие, красочные открытия этих турниров. Event-агентство «FM-Продакшн» предоставляет нам лучшую концертную площадку региона – концертный зал «Сибирь». Возможно, мы где-то недорабатываем с точки зрения пиара, что эти мероприятия не так на слуху.

Однако, безусловно, мы не пропускаем мимо успехи других федераций, берём с них пример, у нас есть здоровые амбиции и поэтому мы хотим провести шахматный турнир топ-уровня в Алтайском крае. Есть предварительная договорённость с заместителем министра спорта Алтайского края Максимом Рябцевым, был достаточно конструктивный разговор и с министром культуры Алтайского края Еленой Безруковой об организации шахматного турнира топ-уровня в Художественном музее Алтайского края, который строят сейчас на площади Октября. Ведь шахматы представляют собой сочетание науки, искусства и спорта. Идея провести крупный шахматный турнир в этом музее нашла поддержку и у руководства Федерации шахмат России, с которым я тоже успел пообщаться. Как только станет известна дата открытия этого музея – мы будем подавать заявку на проведение в нём элитного шахматного турнира с общим бюджетом 15 миллионов рублей. Проведение турнира будет нацелено, с одной стороны, на дальнейшую популяризацию шахмат, с другой – во время соревнований мы сможем на весь мир рассказать о новом музее и об Алтайском крае, поскольку турнир, который мы предполагаем провести, будет транслироваться на специальном шахматном канале в YouTube, и у него будет очень большая зрительская аудитория.

«Шахматы были предметом идеологии в СССР»

Как вам сериал «Ход королевы» от студии Netflix?

– Очень понравился. Красивая сказка. Действительно, к турнирам готовятся так, как показано в фильме. Прототипом главной героини, как мне кажется, стал именно Бобби Фишер – великий игрок. Никогда, конечно, в истории шахмат девушки не играли так блестяще, как показано в сериале.

– Многие считают Фишера величайшим игроком в истории. Хотели бы иметь шахматиста с таким сложным характером в сборной Алтайского края? Бобби мог устроить скандал, отказывался играть с Борисом Спасским и Анатолием Карповым из-за плохого настроения, но при этом играл блестяще.

– Он был гением. Хотя для меня Анатолий Карпов более целостный игрок. Поступки Фишера у меня вызывают отторжение. С ним невозможно было договориться. Как организатор и участник я бы не хотел с ним играть в одном турнире. Он был социопат.

Как и Магнус Карлсен.

– Но он не вытворяет такие вещи, которые делал Бобби. Фишер мог устроить скандал только из-за того, что ему не понравился номер в отеле.

Для меня идеалом был Борис Спасский, который говорил на нескольких языках и был гражданином мира. При этом оставаясь выходцем из советской системы.

– Тоже очень яркий игрок, конечно. Системными игроками, конечно, ещё были Михаил Ботвинник и Тигран Петросян, очень ярким игроком был Михаил Таль. Да вообще, любой игрок, который добился звания чемпиона мира по шахматам, это своего рода явление, о котором можно много и интересно говорить.

Хотя на одном из спортивных сайтов я недавно читал статью о том, что наравне с Фишером лучшим шахматистом в истории был Хосе Рауль Капабланка.

– Да, безусловно. Он был гением.

А не обидно, что «Ход королевы» сняли американцы, а не в России – стране с самой богатой шахматной историей.

– Я об этом как раз написал у себя в Facebook, и мне ответил директор музея шахмат России Дмитрий Олейников, что скоро выйдет российский фильм о матче за звание чемпиона мира 1978 года между Карповым и Корчным. О спорте сняли замечательные картины «Легенда №17», «Движение вверх», «Стрельцов», «Тренер», но шахматы почему-то пока обходили стороной. Об одном Михаиле Тале можно снять такой фильм, что закачаешься. Много прекрасных персонажей, о которых снимай и снимай.

– Для меня «Ход королевы» – история о тотальном одиночестве и о том, как не бояться быть самим собой. В конце сериала победить советского гроссмейстера Боргова героине Бет Хармон помогают её друзья. Авторы показали, что шахматы – это история не про сильных индивидуалистов, а про команду.

– Согласен. Те, кто считают шахматы игрой индивидуалистов, в них совершенно не разбираются. За каждой звездой, такой как Сергей Карякин или Магнус Карлсен, стоит огромная команда помощников и тренеров, которые делают заготовки, разрабатывают стратегию. Ещё больше командный дух проявляется в командных турнирах, когда необходимо думать об общем результате. Сколько раз первая в мировом рейтинге мужская сборная России не выигрывала в шахматной олимпиаде. А женская команда, наоборот, демонстрировала блестящий результат, не являясь рейтинг-фаворитом соревнований.

– Кстати, в сериале затронута тема роли женщин в шахматах. Я думаю, не случайно героиня, а не герой. Бет Хармон старается утвердиться в этом сильном патриархальном мире мужчин. Я специально посмотрел, что в мире из 1600-1700 гроссмейстеров только около 30 – женщины. С чем это связано? Мужчины действительно лучше играют?

– Да, это так. В шахматах девушки показывают более слабые результаты, чем мужчины. Видимо, иначе работает мозг у женщин. Они играют более интуитивно. А в шахматах нужна стратегия и конкретика.

Вам не кажется, что шахматы в СССР были инструментом внешней политики? Надо было доказывать, что мы лучшие во всём. И эта игра была таким же предметом гордости, как балет, икра и литература. Почему сейчас шахматы утратили статус национального достояния?

– Из-за большого безвременья девяностых, когда старые звёзды ушли, а новых не появилось. Сейчас шахматы выбираются из ямы, но на это необходимо время. На разрухе строить что-то новое тяжело. Шахматы были предметом идеологии в СССР. А в девяностые у нас её не было. Даже гимн России был без слов. И проблема безвременья была не только в шахматах, она коснулась всех видов спорта.

Кто сегодня самая топовая шахматная держава в мире?

– Китай и Индия. Американцы скупают уже готовых звёзд, а в этих странах воспитывают игроков на системной основе. В Китае в каждой провинции есть сильные игроки, есть системная подготовка шахматистов. Проблема Алтайского края – отток населения. Мы выращиваем звёзд, таких как Алексей Сорокин, а они уезжают из региона. Не хотят здесь жить. Необходимо, например, чтобы в регионе был вуз, готовый принять самых талантливых ребят-шахматистов со всей России. Сейчас я веду переговоры с нашими университетами по этому вопросу. Также важной задачей является создание в целом в регионе достойных условий для жизни, чтобы люди хотели здесь оставаться. Но этот вопрос намного шире, чем развитие шахмат. Мы стараемся вносить свой посильный вклад в это большое дело.

Нужно ли что-то менять в современных шахматах, чтобы они по своей популярности не проигрывали покеру? Были более зрелищными.

– Шахматы двигаются в сторону того, чтобы добавить динамики. Уже сейчас есть отдельные дисциплины рапид, блиц, классика. Современное поколение всё больше сидит в социальных сетях, типа Tik-Tok. Этому поколению очень сложно сфокусировать своё внимание на чём-то более чем на 10 минут. Забери у этих детей гаджеты – им нечем будет заняться, у них начнётся ломка, как у наркоманов. Потом получаем людей, которые не смогут выдержать шахматный поединок или футбольный матч. Нам нужно уводить современное поколение от гаджетов, но делать это не насильно, отбирая устройства, а предлагая им что-то взамен, что-то такое, что вызовет у них интерес и будет вести к развитию нейронных связей их головного мозга. И шахматы отлично подходят для решения этой задачи.

Артём Поломошнов родился 21 июля 1974 года в Барнауле. Высшее образование получил в АлтГУ по специальности «Экономист-менеджер». Окончил аспирантуру по специальности «Экономика и управление народным хозяйством», кандидат экономических наук. В 1996 году работал старшим экономистом фондового управления Алтайсбербанка. В 1997-2001 годах трудился на Барнаульском ликёроводочном заводе специалистом по ценным бумагам и начальником планово-экономического отдела. В 2001 году стал замом финансового директора на заводе «Меланжист Алтая», а в 2004 году – финансовым директором. С 2016 года работает финансовым директором компании «Арсал» (крупный российский поставщик цист рачка артемии). С 2011 года возглавляет Федерацию шахмат Алтайского края. Женат, воспитывает двух дочерей.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий