“Кровавое” воскресенье: зачем Николай II приказал расстрелять людей | Армения сегодня


“Кровавое” воскресенье: зачем Николай II приказал расстрелять людей

9 января 1905 года в Петербурге погибли мирные рабочие, которых к императору вел священник Гапон. С этого дня начался крах царской России.
 

В этот день произошло одно из знаковых событий в российской истории. Он ослабил, если не похоронил вовсе, вековую веру народа в монархию. И это способствовало тому, что уже через двенадцать лет царская Россия прекратила свое существование.

Каждому, кто учился в советской школе, известна такая трактовка событий 9 января: агент охранки Георгий Гапон, выполняя приказ своего начальства, вывел народ под солдатские пули. Сегодня национал-патриоты выдвигают совсем другую версию: якобы революционеры втемную использовали Гапона для грандиозной провокации. Что же произошло на самом деле?

На проповеди собирались толпы

Провокатор” Георгий Гапон родился 5 февраля 1870 года на Украине, в семье священника. После окончания сельской школы поступил в киевскую семинарию, где показал себя человеком незаурядных способностей. Получил назначение в один из лучших киевских приходов – церковь на богатом кладбище. Однако живость характера помешала молодому священнику встать в стройные ряды провинциального духовенства. Он перебрался в столицу империи, где блестяще сдал экзамены в духовную академию. Вскоре ему предложили место священника в расположенной на 22-й линии Васильевского острова благотворительной организации – так называемой Миссии синего креста. Вот там-то он и нашел свое настоящее призвание…

Миссия занималась помощью рабочим семьям. Гапон с энтузиазмом взялся за это дело. Он ходил по трущобам, где обитали бедняки и бомжи, и проповедовал. Его проповеди имели бешеный успех. Для того чтобы послушать батюшку, собирались тысячи людей. В совокупности с личным обаянием это обеспечило Гапону вход в высшее общество.

Правда, миссию вскоре пришлось покинуть. Батюшка завел роман с несовершеннолетней особой. Но путь наверх уже был проложен. Священник знакомится с таким колоритным персонажем, как жандармский полковник Сергей Зубатов.

Полицейский социализм

Зубатов был создателем теории полицейского социализма.

Григорий Гапон. Фото: Википедия

Он полагал, что государство должно быть выше классовых конфликтов, выступать в роли арбитра в трудовых спорах между рабочими и предпринимателями. С этой целью он по всей стране создавал рабочие союзы, которые с помощью полиции пытались отстаивать интересы трудящихся.

Однако по-настоящему успешной эта инициатива оказалась лишь в столице, где возникло Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга. Гапон несколько видоизменил идею Зубатова. По мнению священника, рабочие объединения в первую очередь должны заниматься образованием, борьбой за народную трезвость и тому подобное. При этом служитель культа так организовал дело, что единственной связкой между полицией и Собранием был он сам. Хотя агентом охранки Гапон не стал.

Поначалу все шло очень хорошо. Собрание росло как на дрожжах. В разных районах столицы открывались все новые и новые секции. Тяга к культуре и образованию среди квалифицированных рабочих была достаточно высока. В Союзе учили грамоте, истории, литературе и даже иностранным языкам. Причем лекции читали лучшие профессора.

Но главную роль играл сам Гапон. На его речи шли как на молитву. Он, можно сказать, стал рабочей легендой: в городе говорили, что вот, мол, нашелся народный заступник. Словом, батюшка получил все, чего желал: с одной стороны, влюбленную в него многотысячную аудиторию, с другой – полицейскую “крышу”, которая обеспечивала ему спокойную жизнь.

Попытки революционеров использовать Собрание для своей пропаганды успеха не имели. Агитаторов выпроваживали. Более того, в 1904 году, после начала русско-японской войны, Союз принял обращение, в котором клеймил позором “революционеров и интеллигентов, раскалывающих нацию в трудный для Отчизны час”.

Рабочие все чаще обращались к Гапону с просьбой помочь в решении своих проблем. Сначала это были, говоря современным языком, локальные трудовые конфликты. Кто-то требовал выгнать с завода дающего волю кулакам мастера, кто-то – восстановить на работе уволенного товарища. Гапон решал эти вопросы за счет своего авторитета. Приходил к директору завода и начинал светский разговор, мимоходом упоминая, что у него есть связи в полиции и в высшем свете. Ну а под конец ненавязчиво просил разобраться с “простым дельцем”. В России человеку, который парит столь высоко, не принято отказывать в таких мелочах.

Ситуация накаляется…

Заступничество Гапона привлекало в Союз все больше людей. Но ситуация в стране менялась, забастовочное движение стремительно нарастало. Настроения в рабочей среде становились все более радикальными. Чтобы не терять популярность, батюшке приходилось за ними тянуться.

И неудивительно, что его речи становились все более “крутыми”, соответствующими настроениям масс. А в полицию доносил: в Собрании – тишь да гладь. Ему верили. Жандармы, наводнив агентурой революционные партии, практически не имели осведомителей среди рабочих.

Отношения между пролетариями и предпринимателями накалялись. 3 декабря 1904 года забастовал один из цехов Путиловского завода. Бастующие требовали восстановления на работе шестерых уволенных товарищей. Конфликт был, в сущности, пустячный. Но дирекция пошла на принцип. Как всегда вмешался Гапон. На этот раз слушать его не стали. Деловым людям уже изрядно надоел священник, который постоянно сует нос в их дела.

По разным данным, в этот день погибли от 60 до 1000 человек. Фото: картина неизвестного автора

Но “на принцип” пошли и рабочие. Через два дня встал весь Путиловский. К нему присоединился Обуховский завод. Вскоре бастовала чуть ли не половина предприятий столицы. И речь шла уже не только об уволенных рабочих. Звучали призывы к установлению восьмичасового рабочего дня, который тогда был только в Австралии, к введению Конституции.

Собрание было единственной легальной рабочей организацией, оно и стало центром забастовки. Гапон попал в крайне неприятную ситуацию. Поддержать бастующих – значит, вступить в жесткий конфликт с властями, настроенными очень решительно. Не поддержать – мгновенно и навсегда потерять свой “звездный” статус в пролетарской среде.

И тут Григорий Аполлонович додумался до спасительной, как ему казалось, идеи: организовать мирное шествие к государю. Текст петиции принимался на заседании Союза, которое проходило очень бурно. Скорее всего, Гапон рассчитывал, что царь выйдет к народу, что-нибудь пообещает и все утрясется. Служитель культа метался по революционным и либеральным тусовкам, договариваясь о том, чтобы 9 января не было никаких провокаций. Но в этой среде полиция имела много осведомителей, и о контактах священника с революционерами стало известно.

Власти запаниковали

Накануне 9 января 1905 года власти начала охватывать паника. Действительно, в центр города двинутся толпы, которые поведет человек с непонятными замыслами. К этому какое-то отношение имеют экстремисты. В охваченных ужасом “верхах” просто не нашлось трезвомыслящего человека, который смог бы выработать адекватную линию поведения.

Это объяснялось еще и тем, что случилось 6 января. Во время Крещенского купания на Неве, на котором по традиции присутствовал император, одно из артиллерийских орудий произвело залп в направлении царской палатки. Орудие, предназначенное для учебной стрельбы, оказалось заряженным боевым снарядом, он разорвался недалеко от палатки Николая II. Никто не погиб, но был ранен городовой. Расследование показало, что это несчастный случай. Но по городу поползли слухи о покушении на царя. Император в спешном порядке покинул столицу, выехал в Царское Село.

Окончательное решение о том, как действовать 9 января, фактически должны были принимать столичные власти. Армейские командиры получили очень невнятные указания: не допустить рабочих в центр города. Каким образом, непонятно. Петербургская полиция, можно сказать, вообще не получала никаких циркуляров. Показательный факт: во главе одной из колонн шел пристав Нарвской части, как бы легализуя своим присутствием шествие. Он был убит первым же залпом.

Этот день стал толчком к первой русской революции. Фото: кадр из фильма

Трагический финал

9 января рабочие, которые двигались по восьми направлениям, вели себя исключительно мирно. Несли портреты царя, иконы, хоругви. В колоннах были женщины и дети.

Солдаты же действовали по-разному. Например, возле Нарвской заставы они открыли огонь на поражение. А вот процессию, двигавшуюся по нынешнему проспекту Обуховской обороны, войска встретили на мосту через Обводный канал. Офицер объявил, что не пропустит людей через мост, а остальное – не его дело. И рабочие обошли заслон по льду Невы. Именно их и встретили огнем на Дворцовой площади.

Точное количество людей, погибших 9 января 1905 года, неизвестно до сих пор. Называют разные числа – от 60 до 1000.

Можно говорить о том, что в этот день началась первая русская революция. Российская империя устремилась к своему краху.

http://www.kp.ru/daily/26328.2/3210114/

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий