«Мы все в шоке»: что говорят об истязании приемных детей в алтайской глубинке | Армения сегодня


«Мы все в шоке»: что говорят об истязании приемных детей в алтайской глубинке

Фото: pixabay.com

Хорошо учились, были опрятны и никогда не жаловались. Так в школе описывают мальчишек, сбежавших от приемных родителей в Алтайском крае. По словам директора учебного учреждения, к любым ссадинам и даже мельчайшим синякам у детей, учитывая их статус, относились трепетно — спрашивали: не обижают ли их, но никаких жалоб никогда не было. Многодетная семья жила небогато, но на первый взгляд, дружно. Потому для многих сельчан шоком стал побег подростков и их рассказы об издевательствах, побоях и голодовках. Село разделилось на два лагеря: одни считают происходящее детской местью за какую-то обиду, другие встали на сторону ребят и опубликовали эмоциональный (но анонимный) пост в соцсетях с призывом помочь и покарать. Прокуратура проводит проверку, а следком успел возбудить уголовное дело. Amic.ru пообщался с директором школы, где учились дети, а также главой районного комитета по образованию и узнал подробности этой истории.

Бесплатная рабочая сила?

2 октября в небольшом селе Крутихинского района произошло ЧП: приемные дети, воспитывающиеся в многодетной семье, сбежали и заявили о побоях и издевательствах. Вскоре в социальных сетях появился анонимный пост, автор которого заявил, что четверых мальчишек опекуны использовали в качестве бесплатной рабочей силы. При этом якобы дети постоянно подвергались моральным и физическим издевательствам. По словам анонима мальчишки неоднократно жаловались учителям на происходящее, те звонили родителям, но взрослые убеждали педагогов, что всё хорошо, а дети врут. От голода подростки стали воровать хлеб в школьной столовой. Тогда директор распорядился накладывать детям порции побольше, говорилось в публикации.

Летом старшего мальчика «с шести утра и до поздней ночи» заставляли пасти овец, а дневной паек, по данным автора поста, составлял  кусочек хлеба, один огурец и помидор.

2 октября, как утверждается в письме, детей избили в очередной раз и мальчишки не выдержали и сбежали. автор поста утверждает, что жители села, увидев избитых детей, вызвали полицию. И им подростки рассказали о том, в каких условиях им приходилось жить. Также по данным автора сообщения, проведенная экспертиза подтвердила избиение детей и их физическое истощение.

Характеристика положительная: не пьют

Видимых следов избиения у мальчиков не было, возражает председатель комитета по образованию Крутихинского района Вера Белоненко. По ее словам, при осмотре детей присутствовал ее помощник и каких-то синяков или ссадин не было видно. Белоненко дала понять, что не уверена в достоверности информации, изложенной в соцсетях: «То, что там пишут — трудно сказать, что это может соответствовать действительности».

Белоненко рассказала, что в семью мальчиков взяли в 2014 году, большинство из этих детей них на тот момент еще даже не ходили в школу. Соседи, школьные учителя и органы опеки приемных родителей характеризуют положительно: они не пьют. У них есть и родные дети: двое уже взрослых и совсем маленький ребенок.

Со слов руководителя районо, мальчики были успешны в учебе, учителя отмечали их активность во внешкольной деятельности. В школу дети  всегда приходили чистые и опрятные.

Удивила Веру Белоненко информация, что дети голодали, а потому директор разрешил их усиленно кормить: «Вы давно были в школьной столовой? Там все садятся кто куда. Как можно заранее знать, куда сядет конкретный ребенок и готовить для него дополнительную усиленную порцию? Это невозможно. Единственное, если у поваров оставалась лишняя еда, а дети не наелись досыта, им можно было положить добавку. Но это касалось всех ребятишек, а не только конкретно этих», — сказала чиновница.

«Еще и работать заставили»

Историю с домашним насилием Белоненко также ставит под сомнение. По ее мнению, если бы такие факты были, о них стало бы известно гораздо раньше. А вот ситуация с письмом в соцсети руководителя районо очень настораживает: «Что касается побоев, то об этом мы можем судить пока только со слов детей. Учитывая, что они живут в этой семье уже семь лет, странно, что ранее ни школа, ни кто-либо еще не замечали таких фактов. Я даже могу предположить, что дыма без огня не бывает и какая-то причина или повод действительно нашлись, что-то их сподвигло на такой демарш. Но есть один факт, который трудно объяснить. В той анонимке писали, что сбежали четверо детей, на самом деле — трое, один из дома никуда не уходил. Интересно, почему?»

По словам Вера Белоненко четвертого мальчика забрали из семьи после того, как его братья рассказали полиции, что родители их обижают и мало кормят. Сначала детей отвезли в больницу, а затем — в Романовский детдом. Здесь их разместили на месяц, но могут оставить и на более длительный срок. «Сейчас договор с приемной семьей уже расторгнут, опека освободила их от выполнения обязанностей по воспитанию детей», — подчеркнула Вера Белоненко.

Председатель районного комитета по образованию подчеркивает: через неделю после происшествия село все еще «гудит». Однозначных оценок у селян нет. Кто-то верит детям, а кто-то — не очень. «Тут ведь еще какой момент может быть? Когда собственный ребенок полет грядку мы говорим: «Какой хороший, молодец, помощник в семье растет». А про приемного в адрес родителей скажут: «ну, надо же, еще и работать заставили». Важно понимать, что мы живем в селе, у каждого есть свой круг обязанностей по хозяйству. Другой вопрос, что все должно быть в меру, в том числе и физические нагрузки», — уточнила собеседница.

А если это переходный возраст?

По мнению Белоненко, одной из причин, толкнувших подростков на крайние меры, мог стать переходный возраст: «Я знаю, что учителя частенько вместе уходили с этими детьми из школы после уроков — у них сложились доверительные отношения — и общались. Думаю, если бы детей что-то угнетало, они бы дали знать об этом. Причем за столь длительный срок, что они живут в семье, не было никаких жалоб, поэтому я была просто в шоке, когда узнала о случившемся. Как вариант, я не исключаю, что детям кто-то мог вложить в голову мысль перейти в другую приемную семью, плюс не стоит забывать и про сложный подростковый возраст — здесь трудно говорить о чем-то однозначно».

Вера Белоненко особо отметила, что пока еще идет доследственная проверка. «Результатов экспертизы, что там якобы побои, пока не предоставили, а видимых следов насилия, когда детей обнаружили, у них не было. Мы все очень переживаем за эту ситуацию. Могу лишь добавить, что опекуны в свое время проходили «школу приемного родителя», плюс у них своих трое детей. Ничем плохим себя не зарекомендовали, характеризуются положительно, нормальная обычная семья», — резюмировала руководитель районо (разговор состоялся днем 11 октября, а вечером стало известно, что следком возбудил уголовное дело по факту истязательств над детьми— прим. ред.).

«Мы все просто в шоке»

Не понимает причин произошедшего и директор сельской школы Татьяна Рязанова. «Если все там в самом деле так, как описывается в соцсетях и говорит определенная группа лиц, то мы получается не увидели этого. Просто сидели и не вмешались — вот от этого у меня шоковое состояние», — сказала она корреспонденту amic.ru.

По словам педагога, по мальчишкам вовсе не было видно, что они «забитые» или «какие-то притесняемые» подростки. Это самые обычные дети, учились в средних классах, причем двое ребят – в одном классе, рассказывает директор.

«Да, в прошлом отдельные инциденты случались, иногда мы видели какие-то синяки. Мы их подробно разбирали, но ничего не подтверждалось. Проводили даже экспертизы, но и там был отрицательный результат. Например, в 2016 году у одного из мальчиков был синяк, но сами дети уверяли, что он появился нечаянно. В таких случаях мы всегда сообщали в полицию и органы опеки, но ни разу не подтвердилось, что это — результат насилия», — вспоминает директор школы.

Последний такой случай был в 2020 году. У мальчишек заметили синяки на руках. «Версия была у мальчишек — что синяки возникли после того, как они таскали дрова. Мы тогда пытались очень откровенно поговорить — и с одним, и сразу со всеми, но никто из детей не сказал, что в семье их бьют или издеваются. Ни словами, ни эмоциями они этого не показали, не было никаких проявлений, в том числе и слез. Поэтому тогда все им поверили», — говорит Рязанова.

Директор школы одновременно и классный руководитель у двух ребят из приемной семьи, говорит, что все мальчишки хорошо учились — только на «4» и «5». Кроме того подростки активно участвовали во внеклассных мероприятиях, читали стихи, были незамкнутые, а напротив — довольно общительные. Никогда не пропускали занятия без уважительной причины.

«У них было 100 возможностей пожаловаться и рассказать, но ведь этого не было. Я точно не знаю, каким у них было воспитание, может быть и жестче, чем по отношению к родным детям. Но у меня и самого сын также воспитан — после школы шел сразу домой, нигде не бродил, у него не было кучи друзей, — говорит собеседница. — Здесь все было аналогично. А родители у них очень спокойные — вообще на эмоции не вызовешь. Они не пьют и ни в каких дебошах или скандалах замечены не были».

В тесноте, да не в обиде

Татьяна Рязанова говорит, что представители школы дважды в год посещали семью мальчишек и контролировали их условия проживания. Супруги не возражали — всегда привечали и все показывали. Дети вчетвером жили в одной комнате: там стояли две двухъярусные кровати, письменный стол и старенький телевизор.

На кухне стоял небольшой обеденный стол. У проверяющих даже возник вопрос: как за ним умещалась вся семья. В ответ родители сообщили, что едят по очереди. «Еды в доме, как мы видели, всегда было в достатке, жили они скромно, но все было чисто и опрятно», — вспоминает директор

В целом, по словам Рязановой, семья не обладала высоким достатком. Так, например, у детей не было сотовых телефонов. «Да, могу сказать, что семья небогатая — у них не было гаджетов и телефонов, как у всех. Но это не мешало им хорошо учиться, например, на той же дистанционке, и сдавать все домашние задания. Их мать всегда вовремя вносила плату за питание, никогда не задерживала», — говорит собеседница.

Рязанова сообщила, что как и все дети из приемных семей, ежегодно мальчики проходили диспансеризацию. И никакого истощения у ребят по результатам обследования не наблюдалось, подчеркивает директор. Хотя подростки, действительно, выглядели младше  своего возраста — были ниже, чем положено по годам. Но тревоги это не вызывало в том числе и у врачей. «Они маленькие, но без особой худобы», — сказала педагог.

Историю анонима о вечно голодных детях, ворующих хлеб в школьной столовой, директор не подтвердила. По ее мнению, реальная ситуация могла быть совершенно иной, но кому-то было выгодно ее извратить:

«В школьной столовой многие дети ведут себя еще не по-взрослому. Например, недавно давали у нас печенье. Так кто-то его не любит, а другие наоборот, стали просить еще. И дети из той семьи, не исключаю, где-то могли повести себя таким же образом, а потом кто-то взял и представил эту ситуацию совсем в другом свете».

Опровергла собеседница и еще один слух, активно распускаемый в соцсетях: якобы руководитель школы периодически звонила матери приемных детей и предупреждала, как избежать разных проверок и неудобных вопросов от опеки. «Все это бред», — лаконично ответила Рязанова.

Что на самом деле произошло в приемной семье и почему трое мальчишек решились на отчаянный шаг – убежать из дома, предстоит разобраться правоохранителям. В этой истории пока еще хватает пробелов. Причем важно не только наказать виновных, но и сделать все, чтобы подростки из алтайской глубинки со временем смогли вернуться к нормальной полноценной жизни.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий