О том, как старые топонимы становятся инструментом агрессивной азербайджанской политки | Армения сегодня


О том, как старые топонимы становятся инструментом агрессивной азербайджанской политки

Канатная дорога в курортном городе ЦахкадзорО слонах, или Какое отношение к Азербайджану имеют Варденис и ЦахкадзорМогут ли армяне в рамках территориальной целостности своего государства требовать возвращения Арменикенда, района в Баку, только на том основании, что почти на протяжении 70 лет это название было связано с армянами?..

Призыв Баку употреблять в обиходе азербайджанские наименования населенных пунктов Армении у старожилов-армян вызывает не только протест политического свойства, но и реакцию ностальгического характера.

Дело в том, что в шестидесятые годы минувшего столетия немало сел в Армении (Гюлудуз, Дарачичак…) городов (Ахта, Гюлакарак…) и даже районов (Камарлу, Басаргечар…) назывались на азербайджанский лад, но считать их на этом основании не армянскими никому в голову не приходило. Это как если бы американский штат Georgia считать частью Грузии, потому что и там Georgia, и здесь Georgia… Или признать российским основанный еще в 1876 году в американской Флориде город Санкт-Петербург.

Ностальгия же возникает оттого, что не одно поколение армян родилось, проживало, приезжало и проезжало мимо названных не по армянски населенных пунктов, не задумываясь, что спустя годы, переименованный в Цахкадзор (ущелье цветов) бывший Дарачичак (то же ущелье цветов, но на азербайджанский лад) может рассматриваться как фактор, нарушающий территориальную целостность Азербайджана. Смешно.

С Цахкадзором особенно, потому что примерно двадцать лет я приезжал сюда на каждые субботу-воскресенье, знал все, что здесь все и обо всех: от “Ветерка” у въезда в поселок, до лесных троп, ведущих в Олимпийскую деревню, не говоря уже о людях, живших и живущих здесь с незапамятных времен.

Что могли бы рассказать коренные цахкадзорцы и мой не по должности эрудированный друг, водитель автобуса спортивной школы-интерната Юрик Аветисян, о месте своего постоянного жительства.

Ну, прежде всего, необходимо напомнить, что историческое название поселения – Кечарис (березовая роща), которое в раннем средневековье принадлежало роду Варажнуни, управлялось династиями Аршакуни, затем (VI век) перешло во владение княжеского рода Камсараканов, после чего стало собственностью Григория Магистра, предводителя клана Пахлавуни.

И только очень-очень потом, спустя столетия, поселок перешел под начало Разданского райкома коммунистической партии Армении, последним руководителем которого был первый секретарь Гайк Саргисович Котанджян, ныне генерал-лейтенант армянской армии в запасе.

Юрик Аветисян, приютивший в трудные чернобыльские месяцы под крышей своего дома семью из Украины, мог бы сказать, что родившемуся в Цахкадзоре великому физиологу, вице-президенту Академии наук СССР Левону Орбели, как-то не приходило в голову, что в анкетах место его рождения следовало обозначать как: “село Дарачичак, Азербайджанская ССР”.

Точно так, как и предкам президента Академии наук Армении Виктора Амбарцумяна, родом из Вардениса, который Ильхам Алиев призывает называть Басаргечаром и никак иначе.

Почему, к примеру, в советское время Арташат назывался Камарлу, Разданский район – Ахта, а Варденисский – Басаргечаром? Потому, в частности, что после войны внушительную часть населения этого района действительно составляли азербайджанцы, а происходило это потому что по уровню рождаемости азербайджанские семьи намного превосходили армянские.

В июле 1944 года в СССР было введено почетное звание “Мать-героиня”, и если посмотреть списки награжденных, то от азербайджанских фамилий рябит в глазах, между тем, армянских – раз, два и обчелся.

Нетрудно догадаться, что залог выживаемости любой нации – число детей в ее семьях. Не будет детей, или будет по одному-два ребенка – соседние народы быстро обойдут и, возможно, отодвинут.

У азербайджанцев в Армении были и продолжают быть большие семьи. У армян – наоборот. “Официальная демография свидетельствует о том, что наш естественный прирост заметно замедляется”- отмечает на своей странице в сети “Facebook” экономист Ара Галоян.

По установившемуся порядку первым лицом района, заселенного преимущественно азербайджанцами, как правило назначался азербайджанец. Точно так же поступали и в соседней республике, но ничего большего, чем решение национального вопроса по логике советского интернационализма это не означало.

Будь иначе, объясняют востоковеды, Загаталы, Шемаха, Шеки и другие города Азербайджана, где азербайджанцев жило меньше, чем армян, не говоря уже о главном армянском квартале Баку – Арменикенде, можно объявить армянскими.

Чтоб стало понятнее. “Арменикенд” начал свою историю с 1923 года, когда на северной окраине Баку власти основали рабочий поселок имени Степана Шаумяна, – объясняют справочники. – Сюда переселили для работы около ста тысяч армян из Арцаха (Нагорного Карабаха). Так как жители поселка Шаумян были в основном армянами, то горожане прозвали этот район Арменикендом – армянском городом”.

А тут еще данные царской переписи начала XX века: русских в Баку в то время было 35,5%, азербайджанцы составляли – 21,4%, а армяне лишь немного уступали азербайджанцам – 20,1%, не говоря уже о евреях, грузинах, осетинах и не только. Если не сказать “жили не тужили” в столице Азербайджана, то уживались – точно.

То есть, как объясняла мне когда-то директор Ереванского зоопарка Джульетта Степанян, жить следует по принципу слонов, которые никогда не выясняют отношений, не топчут друг друга и потому живут долго.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий