Отец пилота Ан-148 Сергея Гамбаряна считает, что причина катастрофы был теракт | Армения сегодня

Отец пилота Ан-148 Сергея Гамбаряна считает, что причина катастрофы был теракт

СМИ продолжают обсуждать крушение самолета Ан-148 в Подмосковье, жертвами которого стал 71 человек. Журналисты «Московского комсомольца» поговорили с оцтом одного из пилотов того злополучного рейса — Сергея Гамбаряна. Мужчина сам 40 лет трудился пилотом, а последние 20 лет Арсен Гамбарян был командиром экипажа.

Отвечая на вопрос журналистов о том, что могло произойти на борту самолета, он сказал: «То, что сейчас пишут, что они не включили обогрев приемников полного давления, на мой взгляд, полный бред. Я на этом типе судов не летал, но мне приятель вчера прислал техническое руководство для Ан-148. В нем сказано, что в случае, когда не включен обогрев, об этом машина сигнализирует тремя разными способами: идет речевая информация, тональная (звуковой сигнал наподобие будильника), плюс на табло выводится текст. Не заметить этих сигналов невозможно: надо быть глухим и слепым. И сигнал поступает еще, когда самолет находится на полосе, перед взлетом».

Мужчина сказал, что сын ничего не говорил ему о технических проблемах воздушного судна, а говоря о возможной версии теракта на борту Арсен Гамбарян со ссылкой на очевидцев трагедии рассказал, что самолет начал разваливаться в воздухе, а загорелся он еще до столкновения с землей.

«По телевизору показывают лишь один и тот же кадр с двигателем. Где фюзеляж, где крупные обломки? Ведь самолет ударился о землю, должны остаться крупные части. Мне кажется, все же был взрыв в воздухе», — пояснила двоюродная сестра Сергея Гамбаряна Надежда.

Отец погибшего пилота добавил, что ему не удалось побывать на поле, где разбился самолет.

«Мы хотели, позвонили в штаб, но там нам ответили, что никого на поле не пустят. «Сидите дома и ждите информацию. Мы и ждали», — добавил он.

Гамбаряну при этом официальную информацию о ходе и результатах расследования не сообщают. Обо всем семья пилота узнает только из СМИ. «Я, конечно, буду добиваться, чтобы мне дали прослушать эту запись. Во-первых, хочу как пилот оценить ситуацию, которая возникла у ребят на борту. И хочу в последний раз услышать голос сына», — говорит он.

Актуальные новости