Песен ещё ненаписанных: как помочь инвалидам войны в Карабахе | Армения сегодня


Песен ещё ненаписанных: как помочь инвалидам войны в Карабахе

Подполковник Саркис Степанян в спортзале Легенды Федерации спорта инвалидов РАОсколки войны, или Как подполковник Степанян помог узнать армянМногие воины получили серьезные ранения в ходе 44-дневной войны в Нагорном Карабахе. Во многих случаях бойцам пришлось ампутировать конечности. Проблема раненых, которым необходимы современные протезы, требует совместных усилий для решения.

Статистика: каждую минуту в мире кому-то ампутируют ногу или руку.

Факт: число изувеченных в отдельно взятой Армении за 44 дня карабахской войны ухудшило статистику.

Перспективы: добиваться, чтобы таких людей на улицах было как можно больше.

Объясняю кажущийся парадокс.

– Что-то многовато в Хельсинки инвалидов. В Москве, да и в Ереване я столько не видел, – сказал я своему коллеге в Финляндии.

– Потому что в Москве и, полагаю, в Ереване тоже, они большей частью сидят по домам, а здесь могут выходить за порог, когда хотят, гулять, где хотят и сколько хотят, – объяснил корреспондент “Известий” Николай Иванов.

Для этого в лифтах многоэтажных домов Финляндии есть кнопки, установленные на уровне сидящего в кресле человека; автобусы и троллейбусы оснащены опускающимися до асфальта подножками; на спусках с тротуаров – пандусы; светофоры отсчитывают секунды на зеленый и вслух предупреждают о красном; самые удобные места на парковках предназначены для людей с ограниченными возможностями (слова “инвалид” в развитых странах стараются избегать).

Кое-что из этого появилось и в Ереване, но, во-первых, столица – не вся Армения, и во-вторых, после карабахской войны “кое-что” – это очень мало.

Правда, автор застал времена, когда у нас вообще не было ничего, а в послевоенные 50-е, куда ни глянь, можно было увидеть человека на тележке с подшипниками, на костылях, без рук, с ожогами на все лицо. Государство, как могло, помогало, но могло оно мало.

Из запомнившегося: во время футбольных матчей весь овал тогда единственного в Ереване стадиона (ныне – стадион им. Вазгена Саркисяна) заполнялся инвалидными колясками – билетов у их владельцев никто не спрашивал. Это было в дотелевизионном Ереване, а с появлением телевизоров многие отказались жариться под солнцем на стадионе, остались дома, и ничего хорошего в этом не было.

Тем временем на смену коляскам (первая была изобретена еще в XVIII веке) пришли куда более совершенные устройства, а костыли и неудобные протезы сменились фантастическими по тем временам (да иногда и по сегодняшним) чудесами техники. Но отношение к утратившим полноценную трудоспособность как к людям, которые здоровым не чета, все еще не изжито.

Но вот послушайте Стивена У. Хокинга, профессора, английского физика-теоретика, космолога и астрофизика, писателя, директора по научной работе Центра теоретической космологии Кембриджского университета: “Инвалидность не должна быть препятствием на пути к успеху. Практически всю свою взрослую жизнь я страдаю болезнью моторных нейронов. Но это не помешало мне сделать выдающуюся карьеру астрофизика и обрести семейное счастье”.

Герман Геринг на Нюрнбергском процессе сказал: “Наша разведка неплохо работала, и мы знали приблизительно численность Красной Армии, количество танков, авиации, знали мощь русских военных заводов и были уверены в победе. Но мы не знали советских русских”.

Узнать советских русских Герингу помог летчик Алексей Маресьев. Потеряв обе ноги, он вновь сел за штурвал боевого самолета и продолжал громить врага.

Узнать сегодняшних армян помог Саркис Степанян. Подполковник ВС Армении (без двух ног и одной руки) стал многократным чемпионом мира и Европы по армрестлингу. Возглавляет Армянскую национальную федерацию инвалидного спорта, открыл спортзал для людей с инвалидностью и учит их побеждать.

Только своего Бориса Полевого, написавшего “Повесть о настоящем человеке” (тираж более трех миллионов экземпляров, издавалась около 40 раз), у нас не нашлось.

По оценкам ВОЗ, почти 15% населения во всем мире имеет инвалидность. Спитакское землетрясение 1988 года напомнило нам о двух вещах. Во-первых, человеку не дано предугадать, кто попадет в беду, потому “никогда не спрашивай, по ком звонит колокол…”. Как у классика дальше, вы, конечно, помните.

И, во-вторых: инвалидность не делает человека каким-то особенным, она просто ставит его в неловкое положение. Вывести его из этого состояния помогают, в частности, бионические протезы. Это когда нервные окончания, ответственные за управление рукой или ногой, посылают сигналы, которые ловят электронные датчики протеза. Человек думает о том, чтобы пошевелить рукой, двигательная мышца принимает сигнал от мозга, а сигнал от двигательной мышцы уже принимают электроды. Они направляют импульс дальше к нужной части протеза. В итоге конечность шевелится.

Сравните с тележкой и костылями – фантастика!

Американец Джейсон Барнс, чистил на крыше дома вытяжную трубу, и тут его ударило током мощностью в 22 тысячи вольт (никогда не спрашивай, по ком звонит колокол…). Выжил, но руку пришлось ампутировать, а Джейсон – по призванию барабанщик…

Инженеры и нейробиологи из Технологического института штата Джорджия придумали ему протез, и сегодня Джейсон выдает барабанную дробь, на которую обычные руки не способны.

Для сотрудников Технологического института Джорджии это было делом профессиональной чести. Вернуть нашим инвалидам трудоспособность для нашей состоятельной элиты должно стать делом человеческой совести.

Цены на протезы ног на российском рынке начинаются от 130 тысяч рублей и могут достигать 6 миллионов. “Руки” еще дороже: до 10 миллионов рублей за электронный локоть и кисть.

Протез – это индивидуальное модульное изделие, так что его стоимость зависит от характера травмы и пожеланий пользователя.

Совесть – составлена из слов “со” и “весть”. Есть версия, что она является голосом Бога, его вестью, указанием на то, что вы делаете что-то неправильное.

Будем делать правильно!

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий