Политика и безопасность оказались в заложниках друг у друга в Нагорном Карабахе | Армения сегодня

Политика и безопасность оказались в заложниках друг у друга в Нагорном Карабахе

Центральными на встрече министров иностранных дел Армении и Азербайджана на этой неделе, окажутся, скорее всего, проблемы безопасности, в том числе вопрос об увеличении числа международных наблюдателей в Нагорном Карабахе. Но если сторонам так и не удастся одновременно возобновить политические переговоры вокруг будущего этого конфликтного региона — весь этот процесс довольно скоро может привести к глубокому разочарованию.

В армянской деревне Неркин Кармирагбюр, расположенной в Тавушском районе на границе с Азербайджаном, с трудом можно найти место, где возможно было бы укрыться от снайперского огня. Наргиза — хозяйка магазина, в котором есть все необходимое, пусть он и занимает лишь только тесное пространство списанного железнодорожного вагона.

«Мы никогда не чувствуем себя в безопасности, — жалуется Наргиза на судьбу. — Мы слышим стрельбу по ночам и боимся попасть под пули днем. Мои соседи перестали работать в своих виноградниках после того, как их обстреливали во время работы».

Министры иностранных дел готовятся к одной из редких двусторонних встреч, которая должна пройти 18 января. История Наргизы может послужить напоминанием о том, какой ущерб продолжает причинять обеим сторонам их неспособность разрешить конфликт, который длится уже тридцать лет.

Вдоль армяно-азербайджанской границы и линии соприкосновения, которая тянется вокруг Нагорного Карабаха и прилегающих азербайджанских территорий, находящихся под армянским контролем, никогда не было стабильной безопасной обстановки с самого момента объявления о прекращении огня в 1994 году. Лишь горстка наблюдателей ОБСЕ работает в этом регионе, который принято считать одним из самых милитаризированных в мире.

В начале 2000-х в регионе усилилась дорогостоящая и дестабилизирующая гонка вооружений, которую стимулировали увеличившиеся в разы доходы Азербайджана от торговли газом и нефтью. Другой стимул к милитаризации идет из Москвы, которая продает оружие и Баку, и Еревану. В то же время Россия вместе с США и Францией является сопредседателем Минской группы ОБСЕ, которая отвечает за процесс урегулирования.

Обстановка в конфликтной зоне последовательно ухудшалась, начиная с 2014 года. Все чаще применялась тяжелая артиллерия, а в апреле 2016-го возобновились бои, которые унесли по меньшей мере двести жизней. Эти столкновения послужили стимулом к возобновлению зашедшего в тупик мирного процесса.

В мае и июне 2016 года президенты Армении и Азербайджана Серж Саргсян и Ильхам Алиев договорились о мерах по укреплению доверия и безопасности. Речь шла об увеличении числа наблюдателей ОБСЕ (скорее всего, с шести до двенадцати) и о создании механизма расследования инцидентов параллельно с продолжением переговоров по содержательным вопросам политического урегулирования.

Но это не помогло предотвратить новый кризис доверия между сторонами. Последовала пауза в переговорах с сентября 2016 года, которая совпала с началом увеличения числа случаев столкновений в зоне соприкосновения сторон.
Подготовка к новым переговорам началась летом 2017 года.

На встрече в октябре в 2017-м Саргсян и Алиев подтвердили свою приверженность прежним договоренностям вокруг мер по укреплению доверия и содержательным переговорам. Вновь затеплилась надежда, что дипломатия может предотвратить новый виток эскалации, который в худшем случае может спровоцировать опасное развитие событий в регионе — учитывая, что у Армении и Азербайджана есть договоры об обороне, стратегическом партнерстве и взаимной помощи, соответственно, с Россией и Турцией.

Но существует опасность, что эти встречи, если они не смогут принести реальные результаты, лишь приведут к новому разочарованию и вернут соблазн рассматривать применение силы как легитимный способ разрешения конфликта.
Для того, чтобы избежать этого, необходимо добиться прогресса в вопросах безопасности и одновременно возобновить обсуждение политических тем. Но как и во многих других конфликтах, политика и безопасность находятся друг у друга в заложниках.

Армянская сторона настаивает на выполнении мер по укреплению доверия и безопасности – до того, как начнется содержательное обсуждение будущего урегулирования конфликта. «Кто станет обсуждать урегулирование, когда в нас стреляют?» — заявил представителям Crisis Group один армянский политик.

В Азербайджане же не хотят обсуждать меры по укреплению доверия в отрыве от содержания будущих договоренностей — так как решение только по мерам укрепления доверия, по мнению Баку, закрепляет нынешний статус-кво.

По информации дипломатов, близких к мирному процессу, на встрече министров иностранных дел 18 января будет обсуждаться увеличение числа наблюдателей ОБСЕ. Но стороны по-прежнему придерживаются разных взглядов по этому вопросу.

Баку предпочел бы не менять нынешних обязательств наблюдателей, сохраняя существующее число их представительств в регионе. А Ереван вместе с увеличением их численности выступает за расширение полномочий.

Источник Crisis Group в Нагорном Карабахе уточнил, что армянская сторона желает добиться постоянного присутствия наблюдателей ОБСЕ в густонаселенных районах конфликтной зоны вдоль линии соприкосновения.

Хотя наблюдение за всей линией соприкосновения было бы тяжелой задачей для десятка невооруженных наблюдателей, это по крайней мере означало бы некоторый прорыв в процессе, который пока часто сводится лишь к тому, чтобы договориться о дате следующей встречи.

При этом дипломаты полагают, что по поводу другого согласованного сторонами инструмента по мерам доверия – механизма по расследованию инцидентов – вряд ли удастся договориться.

Родная деревня Наргизы — Неркин Кармирагбюр — расположена к северу от Нагорного Карабаха около международно признанной государственной границы между Арменией и Азербайджаном. Последнее время оттуда не поступало новостей о жертвах или ранениях. Но вдоль всей линии разделения царит атмосфера страха.

В Тавушском районе на армянской стороне гуманитарные организации и местные власти возвели стены вокруг школ и детских садов, чтобы защитить детей от пуль. Местные власти также построили объездные дороги, открытые участки которых защищают каменные укрепления, чтобы обезопасить автомобили, передвигающиеся между приграничными селами. Люди передвинули в своих домах кровати подальше от окон, а в стенах старого вагона-магазина Наргизы видны следы от пуль.

Из 150 тысяч человек, которые сейчас живут в Нагорном Карабахе, дома семи тысяч находятся на расстоянии 15 километров от линии разделения.

Десятки тысяч людей, ставших перемещенными лицами в результате боевых действий в 1990-е годы, теперь живут на азербайджанской стороне. Там в июле 2017 года погибла пожилая женщина и ее двухлетняя внучка.

Люди в районе линии разделения находятся в уязвимом положении – как в периоды затишья, так и когда растет напряженность. Гуманитарные организации разрабатывают планы на случай чрезвычайных ситуаций и полагают, что в случае возобновления боевых действий в первую очередь пострадает гражданское население.

Для того, чтобы предотвратить такое развитие событий, недостаточно обсуждений только проблем безопасности. Необходимо рассмотреть политические аспекты будущего соглашения, построенного на взаимных уступках и международных гарантиях. Около десяти лет назад была разработана дорожная карта базовых принципов урегулирования конфликта, которая предусматривает:
Возвращение под азербайджанский контроль территорий, прилегающих к Нагорному Карабаху;
Промежуточный статус для Нагорного Карабаха, гарантирующий безопасность и самоуправление;
Коридор, соединяющий Нагорный Карабах с Арменией;
Определение окончательного статуса Нагорного Карабаха через референдум;
Право на возвращение для перемещенных лиц и беженцев;
Международные гарантии безопасности, включая миротворческие силы.

Эти принципы по-прежнему принимаются сторонами как базовая основа для урегулирования. Но на практике они игнорируются в обоих обществах. Их жизнь уже четверть века фактически строится вокруг продолжающегося конфликта, который в значительной мере подогревается властями с обеих сторон.

До тех пор, пока лидеры будут рассматривать урегулирование лишь только на своих условиях — безопасность и политика будут продолжать находиться друг у друга в заложниках. И люди на обеих сторонах, такие как Наргиза, будут продолжать жить на краю гибели.

МАГДАЛЕНА ГРОНО, INTERNATIONAL CRISIS GROUP, JAMnews

Актуальные новости

Добавить комментарий