Сколько ковчегов построил Ной и куда они доплывали? | Армения сегодня


Сколько ковчегов построил Ной и куда они доплывали?

Папа Римский Франциск получил в дар миниатюру Ноева-Ковчега с землей из разных уголков мира, куда оказались заброшены армяне после геноцида. Ноев ковчег ищут все, кому не лень, и не только на АраратеГоворят, что от великого до смешного один шаг. Но ведь и обратно тоже. Иногда забавно читать в мировых СМИ о поисках альтернативного Ноева ковчега – его ищут везде, где позволяет фантазия. Колумнист Sputnik Армения попытался систематизировать эти поиски.

Представьте, как воспринимает армянин, с детства видящий Арарат из окна и знающий, что именно к нашей священной горе пристал ковчег, о чем говорит Библия, которой верят не только армяне, но и миллиарды людей в мире, “сенсации” типа того, что ковчег “нашли” где-то за тысячи километров от Армянского нагорья. А ведь находят далеко – где, как и кто угодно.

Например, даже в Казахстане – на горе Казыгурт в Шымкенте, где местное население называет себя прямыми потомками Ноя. В трудах казахского поэта-философа XV века Асан Кайгы написано: “Казыгурт является горой, помилованной и благословленной Богом, потому что в тебе много добрых качеств, потому что к тебе пристал ковчег пророка Нуха”.

Чтобы увидеть там ковчег на горе, нужно долго молиться, а при восхождении читать суры Корана, и тогда духи горы, может быть, покажут загадочное место. А если не покажут, то туристам предложат выпить кумыс и проводят к огромному самодельному кораблю-монументу в степи, отделанному изнутри ореховым деревом. На его строительство, как говорят, потребовалось 24,5 миллиона тенге (180 тысяч долларов).

Вот так, хочешь иметь у себя ковчег – построй его своими руками. Острословы шутят, что самому пророку оригинал обошелся явно дешевле, чем казахам копия, но иметь свой собственный корабль-ковчег в казахских степях, видимо, очень хочется. По нынешним временам то ли глобального потепления, то ли похолодания и смены магнитных полюсов, с которыми меняются климатические пояса, иметь под рукой такую большую лодку, чтобы спасаться, как в английском анекдоте про Темзу, хлынувшую при наводнении в кабинет, может оказаться весьма полезно.

Впрочем, история о всемирном потопе распространена среди многих народов, обитающих за десятки тысяч километров друг от друга. Предания о потопе есть в Китае и даже в обеих Америках. Ковчег ищут и заявляют, что нашли какие-то доказательства и в близких к Закавказью местах, как например, на горе Джуди-Даг на юго-востоке современной Турции (Кордовк Великой Армении), а также в Чечне и Иране.

Кроме этого, и гор с названием Арарат довольно много, в одной только России их не меньше шести. Только в Сибири две – одна в Хакасии (высота 1546 м), а вторая на юге Красноярского края. Там находится Каратузский Арарат, недалеко от которого, как и в Казахстане, строится новый ковчег. Есть свой ковчег и в Геленджике на местной горе Арарат, которую, как говорят, так назвали армяне, куда уж без него.

Версию черноморского потопа уже четверть века разрабатывают американские геологи Уильям Райан и Уолтер Питмен из Колумбийского университета, а болгарский геолог Петко Димитров выдвинул эту идею еще в 1979 году. Райан и Питмен писали, что потоп затопил территорию в 155 тыс. км², тогда же образовалось Азовское море. Черное море в древности было пресноводным, но затем туда хлынула соленая морская вода, уровень поднялся на 140 метров примерно 7,5 тыс. лет назад. Вскоре возник спор о том, насколько быстро все это происходило и, поскольку имелись аргументы о более долгом периоде изменений, можно ли это событие назвать потопом. 

За сбор материальных свидетельств этой версии взялась команда океанологов во главе с Робертом Баллардом. К 2000 году исследователями были найдены археологические и геологические подтверждения теории потопа — древние береговые линии, раковины пресноводных улиток, затопленные речные долины, инструменты для обработки древесины и человеческие постройки на глубине около 94 метров в 12 милях от современного турецкого берега. Увидев во время подводной съемки остатки деревянного строения на дне, Баллард заявил, что это дом Ноя, затопленный около 7500 лет назад.

Скептики говорят, что все это потому, что до сих пор так и не нашли настоящий ковчег на Арарате. Но нас не должно удивлять, что так много разных народов интересуется темой Библейского потопа. В конце концов, события мирового масштаба касаются всех. Поэтому так много поисков даже там, где это не имеет никакого отношения к Библейской истории.

И строят копии ковчега все кому не лень, от Китая до Швейцарии. Самая близкая к Армении стоит через границу, в Турции, в Ыгдыре (арм. Цолакерт), всего в 37,5 км от Еревана. Находится рядом с памятником и «музеем геноцида турок» (есть там и такое) и проспектом Ильхама Алиева.

Аргумент о том, что в Библии сказано только про одного Ноя с семьей, не действует, потому что в разных странах имеются собственные “потопы” и свои спасшиеся праведники. Библейский Ной не одинок в длинном списке спасителей утопающих: шумерский Зиусудра (по-гречески Ксисутрос), вавилонский Атрахасис, аккадский и ассирийский Утнапиштим, греческий Девкалион, индийский Ману — все они были предупреждены своими божествами Айа-Энки, Прометеем, Брахмой и наконец, Яхве или Иеговой.

Сценарий в основном одинаков. Человек строит огромную баржу, собирает зверей, домашний скот, семена растений и спасается. Обязательно пристает к единственной в своем мироздании горе, торчащей из-под воды. В отличие от Ману и Девкалиона, все региональные праведники спасаются на Армянском нагорье. Когда гнев Божий вместе с водой идет на спад, капитан корабля становится родоначальником “нового человечества”, уже знающего, что прежнее было уничтожено за плохое поведение и грехи. Все просто, понятно и наглядно.

Только нам до сих пор неизвестно, каким было предание о потопе в Древней Армении, и как сами армяне называли Ноя до принятия христианства. Некоторые наши историки считают, что такой потоп, как в Библии, мог произойти лишь с жителями низин, так как у горных народов вода рек и озер при сильных разливах, даже при выходе из русла, может двигаться лишь по речным ущельям и течениям. И максимум может затопить селения на берегах, но не дальше, и тем более расположенные выше. То есть в горах такое наводнение не может залить всю страну, да еще и с соседними.

“Армянам, не знакомым с опасностью потопа и не имевшим собственного предания о потопе, по всей видимости, казалось не столь важным событие, связанное со спасением ковчега”, – считает Гамлет Петросян (“Глобализация и традиционные символы армянской идентичности”).

Это напоминает армянский анекдот: к Арарату приплывает корабль, высаживаются люди, животные, птицы, в общем, стоит шум и гам. На берегу сидят и наблюдают за процессом местные армяне. Один спрашивает: “Это что такое?” Другой ему отвечает: “Это цирк приехал”. Как говорится, в каждой шутке есть доля правды. А может быть, армяне не только принимали беженцев из Междуречья, но и оказывали им какую-то гуманитарную помощь.   

Но в данном случае правильнее сделать шаг обратно, от смешного к великому. А с чего мы решили, что у армян не было собственного предания о потопе? Разве мы точно знаем все предания, которые были здесь в древности? До этого еще очень далеко, ведь у нас пока нет даже нашей письменной истории до периода Урарту. Поэтому из того, что есть у других народов региона – шумеров, хеттов, ассирийцев, персов – приходится извлекать крупицы сведений о нашей древнейшей истории, и потом еще доказывать, что это относится именно к Армении, а не какому-то другому древнему царству.

Так до сих пор продолжается диспут и про Аратту, и про Хайасу, и про то, насколько Митанни и другие древние государства и народы в регионе имеют отношение к этногенезу армян. Но даже если допустить, что в те далекие времена события и бедствия других стран могли мало интересовать их соседей, то случаи, когда люди спасались, приходя к нам, должны были сохраниться в памяти народа. А уж о катаклизмах, сметавших целые цивилизации, тем более.

Независимо от того, верит кто-то в историю потопа и Ноева ковчега на горе Арарат или нет, само это предание и все современные данные указывают на Армению, как на то место, откуда спасшиеся “члены семьи” Ноя отправились в разные стороны на заселение всего известного им мира.

А если мы хотим восстановить предание о потопе в Древней Армении сами, а не оставить это будущим поколениям, то должны сначала четко разобраться в том, что тогда происходило. Это особенно актуально сейчас, когда мир вступил в эпоху глобальных изменений. И чтобы понимать, что ждет человечество в XXI веке, надо знать, что произошло давным-давно.

“Память о прошлом – это дозорная вышка, с которой хорошо видно будущее”, писал армянский историк V века Егише.

Есть и обратная связь: чем больше мы понимаем, что происходит сейчас, тем лучше видим то, что происходило давным-давно. И вопрос о том, кому современная Армения будет давать статус беженцев в близком будущем из-за последствий глобальных изменений, который острословы, вполне вероятно, назовут «визой имени Ноя», стал актуален после заседания Совбеза ООН по климату 2007 года. И хотя в широких кругах его пока мало обсуждают, но скоро он может затмить все другие – и, кроме всего прочего, напомнит о вечных циклах истории и верности афоризма Егише.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий