Ваан Ширханян написал открытое письмо Роберту Кочаряну и назвал его книгу «собранием лжи» | Армения сегодня

Ваан Ширханян написал открытое письмо Роберту Кочаряну и назвал его книгу «собранием лжи»

Бывший заместитель министра обороны Армении Ваан Ширханян написал большое открытое письмо второму президенту Армении Роберту Кочаряну, в его предисловии назвав написанную экс-президентом книгу «собранием лжи».

«Хочу освежить вашу память по нескольким эпизодам», — написал Ширханян, а затем в 23 пунктах представил свою версию событий 1998–1999 годов.

В своем письме Ширханян обвиняет Кочаряна во внешнеполитических неудачах, говорит о понесенных государством миллиардных финансовых потерях, по которым расследование не было завершено по причине событий 27 октября 1999 года. Он также утверждает, что в 1999 году премьер-министру Вазгену Саргсяну в США был представлен список армянских чиновников, имевших огромные счета, что вызвало гнев последнего, после чего «добровольные» инвестиции в промышленность сделал ряд чиновников, в том числе Серж Саргсян — в размере 200 млн долларов.

По части 27 октября Ширханян утверждает, что Роберт Кочарян преднамеренно отложил встречу с террористами, чтобы «если бы были раненые, у них не осталось бы шанса на спасение». Кроме того, по словам Ширханяна, Кочарян надеялся, что команда Вазгена Саргсяна нападет на зал, и у него [Кочаряна] будут все основания уничтожить его команду.

По словам Ширханяна, ему, Гагику Джангиряну и Роберту Кочаряну Горик Акобян представил папку с делом агента СНБ Наири Унаняна, возглавившего группу, совершившую нападение на парламент, однако эта папка позже пропала.

«Может быть, сообщишь, кто приказал уничтожить это дело, которое мы четверо видели своими глазами на столе кабинета Карена Демирчяна», — в письме обращается к Роберту Кочаряну Ваан Ширханян.

В своем открытом письме бывший заместитель министра обороны также затрагивает «Мегринский вариант» урегулирования карабахского конфликта, отмечая, что в беседе с ним Вазген Саргсян разгневанно сказал, что Кочарян согласился обменять Мегри на Лачин.

В беседе с Радио Азатутюн на вопрос, почему эту информацию он обнародовал сейчас, Ваан Ширханян ответил: «Дело в том, что до тех пор, пока мы не узнаем правду о прошлом, мы не можем строить будущее. Основываясь на лжи, отклоняя поколения от правды, невозможно построить будущее… О некоторых вещах я много и постоянно говорил все 18 лет. Так что все сделано в свое время. Правда должна быть положена в основу построения будущего».

А на вопрос, может ли это стать основой для раскрытия теракта в парламенте 27 октября, Ширханян сказал: «Конечно».

Один из адвокатов Роберта Кочаряна, Айк Алумян, сообщил Радио Азатутюн, что вчера встретился со вторым президентом и сегодня намерен с ним встретиться, однако не сообщил Роберту Кочаряну об открытом письме Ширханяна и не собирается сообщать о нем.

Руководитель офиса Роберта Кочаряна Виктор Согомонян посоветовал задать вопросы по другим темам.

В прокуратуре сообщили, что изучают содержание письма.

Политический обозреватель Акоб Бадалян говорит, что за последние два десятилетия в различных политических ситуациях преподносятся воспоминания в виде книг, писем, и это превратилось в средство сведения счетов друг с другом.

По словам Бадаляна, в этом случае возникает вопрос достоверности, тем более, что в своих воспоминаниях бывшие политические деятели ссылаются на ушедших из жизни людей. «Наиболее проблематичным здесь является следующее: делается попытка построить много чего на личных беседах с умершими людьми. В этом конкретном случае мы видим, что представляются личные беседы с Вазгеном Саргсяном о Кочаряне, и возникает очень большой вопрос – насколько они заслуживают доверия. Это явление, которое наблюдается у многих, в том числе, возможно, и у Кочаряна», — сказал он.

Политический обозреватель говорит, что понадобятся годы для действительно объективной оценки событий: «Оценивать этот период по воспоминаниям людей, которые были участниками. На деле все участники или подавляющее их большинство занимали высокие должности, будучи на этих должностях, они молчали о явлениях, о которых они сейчас говорят и представляют их как преступление другого человека. Все это не может быть предметом точной оценки».

Актуальные новости