Виген Эулджекчян — кто он на самом деле, что делал в Карабахе и почему его судят в Баку? | Армения сегодня


Виген Эулджекчян — кто он на самом деле, что делал в Карабахе и почему его судят в Баку?

Кадр из видеоролика СГБ АзербайджанаЛиванского армянина будут судить как наемника: Баку готовит зеркальный ответ ЕревануВ воскресенье в военном суде Баку начнется судебный процесс по делу гражданина Армении Вигена Эулджекчяна, которого правоохранители соседней страны объявили международным террористом. Дело это обретает интернациональный резонанс, так как подсудимый — уроженец Бейрута.

Следствие вела Служба государственной безопасности Азербайджана. На прошлой неделе завершилось предварительное расследование и дело передано в суд. СГБ и Генеральная прокуратура ранее выступили с совместным заявлением, из которого следует, что нашему соотечественнику предъявлены обвинения по пяти статьям уголовного кодекса. Среди обвинений «участие в военном конфликте в качестве наемника» и «террористическая деятельность в составе преступного объединения.

Прокуратура пока не объявила, какое именно наказание она предлагает подсудимому. Но упомянутые статьи позволяют затребовать у суда для подсудимого пожизненное заключение. Нет сомнений в том, что так оно и будет. Примечательно, что председательствовать на суде доверено Эльбею Аллахвердиеву. Это он был судьей по делу армянского военнопленного Арсена Багдасаряна. В мае 2015-го года Аллахвердиев приговорил заложника к 15 годам лишения свободы. Имея это в виду, на милость Фемиды особо рассчитывать не приходится.

Обвинение строится только на признательных показаниях самого подсудимого. Основные тезисы этих показаний Виген Эулджекчян изложил перед камерой. Видеоматериал крутили все бакинские телеканалы. Армянин, провозглашенный террористом, рассказывает, якобы его завербовал 29 сентября житель Бейрута по имени Овак Кикиян. Мол, до того он проживал в Ливане, гражданином которого является. Эулджекчян «признается», что в Карабах его привела исключительно жажда наживы. Будто бы ему за участие в военных действиях на стороне Армении было обещано 2500 долларов. Далее Виген рассказывает, что его и других таких же как он «наемников-террористов» переправили через Армению в Карабах, где им выдали оружие, снаряжение и приказали убивать азербайджанцев.

Говорит Виген перед камерой достаточно складно. Но целый ряд деталей позволяет убедиться в том, что делает он это под диктовку. К примеру город Шуши он называет «Шуша», как его называют азербайджанцы. Еще один «промах» тех, кто писал Вигену «легенду». Эулджекчян рассказывает, что его переправили в Армению 29-го сентября, то есть через два дня после начала военных действий. Между тем, штампы в паспорте «террориста» явно свидетельствуют о другом. Дело в том, что Виген покинул Ливан задолго до начала войны. Доказать это не составит особого труда. Если бы у Эулджекчяна был нормальный адвокат, он смог бы обратиться с запросом к миграционным властям Ливана и те подтвердили бы факт того, что признательные показания подсудимого ложны.

Кто же на самом деле Виген Эулджекчян и что он делал в Карабахе? Нашему попавшему в беду соотечественнику 42 года. Он родился в Бейруте. Потомок беженцев, чудом спасшихся от геноцида. В 2015-м году Эулджекчян получил гражданство Армении. Этот неопровержимый факт сам по себе уже рушит всю конструкцию предъявленного ему обвинения. Но в Азербайджане наличие у подсудимого армянского паспорта отрицают и собираются его судить как гражданина Ливана. Им так выгодно. Между тем, легко доказать, что в Ливане Виген в последние годы не жил. В ноябре 2019 года он переехал в Ереван и обосновался. В Армении он наладил свой малый бизнес. Купил 7-местный минивэн и возил на нем иностранных туристов по достопримечательностям Армении и Карабаха. Позднее уже будучи жителем Еревана Эулджекчян узнал о программе правительства Нагорного Карабаха, в рамках которой этнические армяне в случае готовности обосноваться в сельских районах республики, могли рассчитывать на получение бесплатного жилья. Виген зарегистрировался. Не дожидаясь очереди, сам переехал в Карабах и поселился в Шуши. Уже планировал перевезти к себе из Бейрута дочку и сына. Не успел. Война помешала.

Что было потом – узнаем из рассказа ливанской армянки Марал Наджарян, которая была с Вигеном в момент пленения. Утром десятого ноября, то есть уже после подписания трехстороннего соглашения о прекращении огня, Марал и Виген, не зная о том, что город Шуши уже окончательно перешел под контроль Азербайджана, едут туда с целью вывезти личные вещи. Азербайджанцы взяли их в плен в Бердзоре (Лачине). В интервью телекомпании «Шант» Марал Наджарян рассказала: «Вигена избили. Потом нас усадили в джип. Окна машины накрыли. Глаза Вигену завязали. Я подумала, что нас сожгут заживо…».

Десятого марта после четырех месяцев плена Марал Наджарян была освобождена. Это стало результатом серьезного международного давления на Баку и громадных усилий главы верхней палаты российского парламента Валентины Матвиенко. Вигена вызволить не удалось. За все это время благодаря настойчивости сотрудников миссии Красного Креста пленнику три раза было позволено поговорить по телефону с сыном и один раз написать письмо престарелой матери. «Здравствуй мама. Это я, Виген. Передай привет Сержу и Тине, братьям. Скажи всем, что со мной все в порядке…», — пишет Виген.

Азербайджанским военным повезло, поскольку в руки к ним попал человек, которого можно использовать в качестве «доказательства» легенды об использовании армянами иностранных наемников. Виген Эулджекчян, видимо, действительно принимал участие в оборонительных боях. По крайней мере, бакинские СМИ распространяли фотографии, на которых Виген запечатлен в военной форме и с оружием. Но участвовать в самообороне – это его законное право как армянина, как гражданина Армении и как жителя Карабаха

Даже если он действительно участвовал в военных действиях (что не доказано), на него должны распространяться нормы международного гуманитарного права, регулирующие статус военнопленных. То есть, согласно Женевской конвенции, его должны освободить. Этого же требуют и обязательства Азербайджана, взятые подписанным 9-го ноября трехсторонним соглашением. Но в Баку отказываются признавать Эулджекчяна военнопленным. Отмечу, что даже если брать за основу абсурдную версию СГБ Азербайджана, констатируем факт того, что наш соотечественник никого не убивал. Насколько, я понимаю, с этим согласны и в прокуратуре Азербайджана. Несмотря на все это, ему предъявляют обвинения, сулящие высшую меру наказания.

Примечательно, что генеральная прокуратура Азербайджана передала дело в суд сразу после того, как в Ереване был вынесен приговор в отношении двоих сирийских наемников, завербованных турецкими спецслужбами для участия в войне на стороне Азербайджана. Их причастность к террористическим действиям абсолютно доказана. Сами они вину свою признали. У международных правозащитников нет никаких сомнений в том, что вердикт совершенно оправдан. Пожизненное наказание – это адекватное наказание за совершенное им тяжкое преступление. В Баку же решили дать Еревану зеркальный ответ, выдвинув аналогичные обвинения несчастному человеку, вина которого лишь в том, что он оказался в ненужном месте в ненужное время.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий