“Власть не редиска”: Нифонтов о дружбе с Путиным, жизни в бараке, митингах и ипотеке | Армения сегодня


“Власть не редиска”: Нифонтов о дружбе с Путиным, жизни в бараке, митингах и ипотеке

Фото: Екатерина Смолихина

Иван Нифонтов – один из самых знаменитых спортсменов в истории Алтайского края. Дзюдоист укладывал на татами не только своих соперников, но и президента Владимира Путина. После завершения карьеры (в 2019-м) бронзового призера Олимпиады в Лондоне избрали в барнаульскую Думу. В этом году бывший спортсмен планирует участвовать в выборах АКЗС и Госдуму от “Единой России”. Вячеслав Кондаков поговорил с Иваном Нифонтовым о том, почему бывшие спортсмены (а таких очень много) “лезут” в большую политику, есть ли там от них прок, и чем так крут, по мнению дзюдоиста, президент Владимир Путин. А еще за разговором (который длился 2,5 часа) Иван вспомнил о жизни в бараке и рассказал, как, несмотря на все награды и депутатство, вынужден почти каждый месяц искать 45 тысяч на ипотеку.

“Мои родители остались ни с чем”

– Иван, ты уже четыре года вне большого спорта. Как себя чувствуешь на “пенсии”?

– Очень сложно начать нормальную самостоятельную жизнь профессиональному спортсмену, о котором годами заботилось государство, спонсоры, тренеры. Начинаешь принадлежать сам себе. Но я всегда (и во время спортивной карьеры) заботился о своем будущем и не тратил гонорары на одежду, вечеринки. Откладывал на ту самую “пенсию”.

А это большие деньги? Я понимаю, сколько, к примеру, зарабатывают футболисты. Некоторые из звезд годами не пользуются зарплатой, а живут на гонорары от рекламы шампуней и спортивной одежды. В дзюдо денег меньше, чем в футболе. Ты много успел заработать за карьеру?

– У каждого свое представление о достатке. С приходом в спорт в 2008 году Виталия Мутко участники сборных стали получать приличные деньги. Все зависело от успехов. Базовая зарплата для всех профессиональных спортсменов в стране составляла 6 тысяч рублей в месяц. Это было на уровне МРОТ. Когда я стал чемпионом мира в 2009-м, мне зарплату повысили – в 25 раз. Я стал получать 300-400 тысяч рублей в месяц. Для мальчика – беженца из Казахстана, переехавшего в Барнаул и жившего в бараке, это были огромные деньги. Ну и руководство края в свое время мне выделило субсидию – 950 тысяч рублей на покупку квартиры. Поэтому проблем с деньгами у меня не было.

В многочисленных интервью ты называешь себя “мальчиком из барака”, который добился всего сам и стал призером Олимпиады. Помнишь этот барак? Почему твоя семья сбежала из Казахстана на Алтай?

– Родился я в Павлодаре. В 90-е родители решили заняться бизнесом – возить из Молдавии вино. Заложили квартиру, взяли кредит и отдали все деньги друзьям, которые вместе с этими деньгами и исчезли в Германии. Мои родители остались ни с чем. Даже квартиру банк забрал. И в статусе беженцев мы всей семьей сбежали – вынужденно – в Барнаул в 1997-м (тут у мамы жила родная сестра). Потом получили субсидию от государства – по 12 тысяч на человека. Родителям пришлось снова залезть в кредит: так они купили барак (имеет в виду квартиру в нем, – прим. авт.) на улице Профинтерна. Ничего особенного… Там я жил с 11 лет.

Барак стоит? Что с ним сейчас?

– Я в нем прописан. (Смеется.) Там живет моя мама. Я несколько раз ее пытался перевезти оттуда к себе.

И почему она отказывается?

– Там ее друзья. Там прошла вся ее жизнь. Сейчас она, как и все, кто там живет, ждут, когда барак снесут. Застройщики хотят выкупить участок для строительства высотки.

В какой момент ты понял, что у тебя получается заниматься дзюдо лучше, чем у большинства, и это стало приносить деньги?

– Из Казахстана в Барнаул я привез всего три грамоты. Но на первых городских соревнованиях сразу занял третье место. Понял, что нужно продолжать тренироваться дальше. В 14 лет выиграл первенство России по самбо. В этот момент меня устроили на ставку тренера в спортивной школе. Я получал 700 рублей. На тот момент, в 2001 году, – приличные деньги. Хватало на карманные расходы, а часть отдавал маме. С того времени я начал зарабатывать на спорте.

“Есть спортсмены, которые после карьеры просто кайфуют”

День и место, когда решил: “Я баллотируюсь в БГД”.

– Политикой я интересовался с детства. Как патриот хотел приносить пользу стране. Всегда был уверен: после спорта пойду работать либо в исполнительную, либо в законодательную власть. В “Единую Россию” я вступил еще в 2009 году. На партии власти лежит огромная ответственность. Нужно не бояться говорить с народом о проблемах. Критиковать же власть у нас легко. С точки зрения оппозиции, “Единая Россия” – редиска. Это не так. Власть не редиска. А другая партия может взять ответственность за страну на себя? Нет. Россия прошла через много проблем. Многое еще предстоит решить. Никто этого не отрицает.

Поэтому, когда в 2019 году освободилось место в АКЗС, я поинтересовался у руководства “Единой России”: могу ли пойти на выборы. Мне ответили, что у них есть другой кандидат от округа – Владимир Репкин. Тогда мне предложили пойти на выборы в барнаульскую гордуму. Я был не против. Тем более избирался по родному округу, где с детства жил и тренировался. Появилась возможность помочь решить проблемы, существующие в моем округе долгие годы.

Вот смотри: на улице Бехтерева есть городская больница № 3. Она выглядит как после войны. Ты же не можешь просто так взять и отремонтировать ее. Это сфера краевых властей. А чем тогда вообще полезен депутат? 

– Проблемами на земле: дороги, мусор, освещение, ремонт крыш. Хочется решать проблемы не точечно, а в комплексе. Много встречался с бизнесменами. Ну еще, например, много проблем с крышами в городе…

Есть конкретный пример, кому помог?

– Юрина, 116. Жители этого дома доказали в суде, что им необходимо срочно отремонтировать крышу. Сначала дом поставили в план капремонта на 2012 год. Не отремонтировали. Муниципалитет отписался жителям, что сделают крышу в 2017-м. Потом перенесли ремонт на 2020. Сейчас дом стоит в плане уже на 2022. Моя позиция: не нужно обманывать граждан. Если пообещали – кровь из носу нужно сделать. Моя задача как депутата – добиться того, чтобы крышу отремонтировали как можно быстрее. Жители дома писали президенту, губернатору, главе города. Но пока ситуация не изменилась.

Когда шел на выборы, не боялся негативного “сарафана”? К спортсменам во власти, а особенно в Госдуме, у многих плохое отношение.

– Негатив есть, но у Алтайского края нет такого опыта депутата-спортсмена. Бизнесмены, у которых заводы и пароходы, оторваны от реальности. А человек из народа, такой как я, может найти общий язык и с бизнесменом, и с учителем, и даже со школьником. Среди спортсменов-политиков есть, например, кандидаты технических, юридических наук. Спортсмен-депутат – не клеймо. Например, когда я занимался дзюдо, то закончил педагогическую академию в Барнауле. На днях мне должны выдать диплом алтайского филиала РАНХиГС по специальности “Государственное и муниципальное управление”. Сейчас я уже позиционирую себя как управленца. Старюсь не стоять на месте, развиваться. Есть спортсмены, которые после карьеры просто кайфуют. Но большинство спортсменов в Госдуме   люди с колоссальным опытом. Они многое делают для страны. Это и Александр Карелин, и Владислав Третьяк, и Ирина Роднина.

Роднина выставляла в “Твиттере” коллаж с супругами Обама и бананом, хотя до своего депутатства долго работала в США и открыто восхищалась страной. Ты же понимаешь, что это лицемерие?

– То, что приняли закон о запрете двойного гражданства, – правильно. Как ни крути, депутаты Госдумы – люди высокого социального положения. Если у них есть какие-то счета на Западе, то возникает сомнение: какие интересы они представляют. Счета могут в любой момент арестовать, и придется плясать под дудку Запада. Депутаты должны отстаивать интересы жителей страны. То, что некоторые политики, как Роднина, дружат с жителями США, – тоже форма дипломатии. Вот вы мне скажите, мы дружим сейчас с Америкой или нет?

– Государство нет. Но я с удовольствием смотрю американские фильмы, слушаю их музыку и покупаю товары.

– Преимущество СССР было в том, что это было автономное государство, которое ни от кого не зависело.

Но я не куплю российскую бытовую технику, потому что она плохого качества.

– Но государство должно стремиться, чтобы производить свои товары и не зависеть от Запада. У меня был, например, YotaPhone.

И как?

– Идея была хорошей, но если разбить экран, за ремонт придется заплатить больше стоимости смартфона. Что касается Ирины Константиновны Родниной, то у нее действительно есть высказывания, которые были восприняты неоднозначно. Честно, не сильно следил за ее политической карьерой. Не совсем мой вид спорта. У нас от дзюдо есть свой депутат – Дмитрий Носов. Он был автором законопроекта о запрете курения в общественном месте. Мне кажется, что вполне хорошая идея.

Все спортсмены-депутаты, например, еще поддержали повышение пенсионного возраста. Не думаю, что их избиратели были за. Если бы ты находился в Госдуме, то как проголосовал бы?

– Перед тем как принять закон, его обсуждают в комитетах и во фракциях. На голосование уже выносят документ, который обязан поддержать любой член фракции. Такая внутрипартийная этика. Мне кажется, что граждан нужно было готовить постепенно. Когда люди выходят на пенсию, то у многих ухудшается материальное положение. Это ведь действительно глобальная проблема. Любой экономист лучше меня скажет, что повышение возраста – правильная мера. Сейчас Дмитрий Медведев предложил ввести четырехдневную рабочую неделю для пенсионеров. Может быть, с этой позиции надо было заходить.

Переведут на полставки.

– Я тоже боюсь, что у людей зарплата сразу снизится на 25%.

Так как бы в итоге проголосовал?

– Я бы отстаивал позицию граждан и пытался найти компромисс. Мы закончили 2020 год с дефицитом бюджета из-за пандемии. На бюджете и так висит колоссальная нагрузка. Это экономика. Даже либералы признают, что нужно было повышать пенсионный возраст. Не говоря уже о патриотах. Я стараюсь прислушиваться к мнению и тех, и других. Сейчас, насколько я сам вижу со стороны, пока резкого повышения пенсий после принятия закона у россиян не произошло. И в этом большая беда.

Значит, нажал бы на кнопку “против”?

– Да. Ведь 80% населения страны против этого законопроекта.

Депутат (и, кстати, тоже спортсменка) Ирина Слуцкая в одном из интервью говорила, что “Единая Россия” партия лидеров, которая ведет страну вперед. Согласен с этим?

– Безусловно. На лидере всегда весит огромный груз ответственности. А у лидера всегда много недоброжелателей. Иногда ему плюют в спину. Ни в одной стране мира нет партии от власти, которую бы не критиковали. Будет зарплата 50 тысяч евро – в тебя будут указывать пальцем и спрашивать, почему не 100 тысяч евро.

“Когда ты живешь за счет государства, то обязан любить свою власть”

Тогда к лидеру. Ты публично выступал в поддержку Владимира Путина. Был в #Putinteam и лично знаком с президентом. Объясни, чем так крут президент?

– У меня было несколько возможностей лично пообщаться с президентом. Этот человек реально переживает за страну. Если бы ему было все безразлично, то он давно бы ушел. Он отвечает за развитие всего мира. Мы стоим на пороге глобальной трансформации. Если передать страну не в те руки – может произойти беда. Наша страна сделала огромный рывок на международной арене и мы можем отстаивать свои интересы, а не молча стоять в стороне. Если страной будет править человек, который будет выгоден Западу, то произойдет катастрофа. У американцев есть печатный станок. За время пандемии они напечатали 7 триллионов долларов. Эти деньги они вливают в том числе чтобы раскачать политическую ситуацию в России. Владимир Путин этого не позволит сделать. Он многое отдал для страны. Хотя есть и проблемы, это надо признать. Уровень доходов населения тоже не растет так быстро, как многим хотелось бы. Поэтому я сторонник того, что Владимиру Путину нужно менять людей именно в экономическом блоке. Надеюсь на перестановки, и они уже есть. Например, в правительство пришла команда Михаила Мишустина.

– Ты публично поддержал поправки в Конституции именно из-за “обнуления” сроков президента?

– Владимир Владимирович – опора, центр круга. Вокруг него много политических и бизнес-элит. Если уйдет президент, то между элитами начнется жесткая война. Поэтому нужна очень мягкая передача власти. И мы это уже наблюдаем. Стало больше полномочий у Госдумы. Самое главное, чтобы элита была патриотичной. В ином случае у нас не будет страны вообще. Посмотрите на пример Грузии, Украины. Там просто делят деньги и наплевали на своих граждан.

– Официальные данные Росстата: 20 миллионов россиян живут за чертой бедности. Население Голландии или двух Швеций. Это повод для гордости, о которой говоришь?

– Нет, это наша боль. Среди этих 20 миллионов много семей с детьми. Получается, что у нас высокая детская бедность. На следующей неделе будет послание президента Госсовету. Уверен, что он уделит этой теме много внимания. К сожалению, с каждой девальвацией рубля наше население беднеет. Это объективно: мы экспортируем товары, которые зависят от курса доллара. Плюс цена на нефть все время падает. Это отражается на бюджете России. Государство признает, что в стране много бедных. Должна быть адресная поддержка таких людей. И она уже есть.

– Давай спортивную метафору. Представь, что дзюдоист плохо борется. Проигрывает и у него нет профессионально роста. Это вопросы к тренеру или самому спортсмену? “Единая Россия” во власти с 2003 года. Владимир Путин – с 2000-го. Когда уже будет результат?

– Перебегать от одного тренера к другому, с точки зрения спортсмена, не совсем правильно. Хотя у меня было за карьеру несколько тренеров. Но тут и наставник должен знать свои сильные стороны и уметь их применять. Путин в вашем вопросе – это тренер?

Да.

– Ну вот он и поменял спортсменов, которых тренирует. Под новые задачи пришла команда Мишустина, но случилась пандемия. Сейчас премьеру приходится решать текущие проблемы и сохранить экономику во время вызова, который ей устроил вирус. Это же уникальная история. Швеция вон вообще не стала закрывать свою экономику. Такая же ситуация была в Белоруссии. Проблема России, что мы не можем печатать бесконечно рубль. Это приведет к инфляции. Но есть механизмы, которые могут вывести нашу экономику на новый уровень.

– Хорошо, тогда спортсмен вообще может критиковать президента? Хоккеист Артемий Панарин, выступающий в НХЛ, откровенно говорит, что ему не нравится то, что происходит в России.

– Когда ты живешь за счет государства, то обязан любить свою власть и прославлять страну. Это относится не только к спортсменам. К бюджетникам в принципе. Или, например, к режиссерам. Они должны снимать кино, прославляющее нашу страну, а не ходить на митинги и выкрикивать обидные лозунги про нашего президента.

А как прославлять страну, если зарплата учителей в Алтайском крае 25 тысяч рублей, а в Москве – 120 тысяч? Чем у нас в крае люди хуже? Мэрия столицы, например, потратила на оформление к Новому году больше, чем бюджет Барнаула. Около 10 миллиардов рублей.

– Москва – государство в государстве. Она оторвана от жизни регионов. Должно быть равновесие. Сегодня тренд, что крупный бизнес идет в столицу. Так получилось. Но это не значит, что надо отобрать все финансовые потоки у Москвы. Учителя действительно – наша боль. Я считаю, что страна держится на учителях, врачах, армии и полиции. Надо законодательно закрепить, чтобы учитель не получал меньше трех МРОТ. Даже если у него один урок в месяц.

“Не скажу, что мы с Путиным друзья”

Как относишься к последним митингам? Понимаешь, что люди выходили на улицу не из-за Алексея Навального? Они просто хотят перемен и новых лиц во власти. Готов стать этим “самым новым лицом” и откровенно говорить о недостатках?

– Оппозиционер, которого задержали, митингами просто раскачивает лодку. Но люди выходили на улицу, в этом согласен, не из-за него. Они просто хотели показать: не все хорошо у нас в жизни. Возможно, среди тех, кто выходил в Барнауле, были даже сторонники Путина. Просто у них в карманах, видимо, мало денег, и люди хотели об этом публично заявить – чтобы власть их услышала. Очень важно – признать проблему. Это первая стадия ее решения. Я во время митинга 23 января был в гостях у мамы и сам слышал лозунги про нашего президента, которые мне, как патриоту, было очень неприятно слышать.

При этом считаю, что у нас классная молодежь. Даже те ребята, что вышли на эти митинги и кричали: “Мы – здесь власть!” Объективно именно за этими людьми будущее России. Но нужно понимать: нельзя участвовать в несанкционированных акциях и провоцировать органы власти. Могу сказать, что полиция очень достойно себя вела на митинге в Барнауле, даже когда в них кидали снежки.

В этом году пройдут выборы. Многие думают, что все решено заранее. Это не так. Есть такой инструмент – праймериз. Недовольные ситуацией в стране могут заявить на него своего кандидата. Пожалуйста. Что касается меня, то я готов стать таким человек, который будет отстаивать интересы граждан.

И что для этого планируешь делать? Пойдешь на выборы в АКЗС или сразу в Госдуму?

– В конце февраля будет праймериз “Единой России”. Он все решит. Если меня поддержат – готов пойти в Госдуму от партии. Но точно планирую участвовать на выборах в АКЗС. Дальше будет зависеть от решения граждан. Но я готов. Тем более есть запрос на обновление людей во власти. Об этом говорит и президент Владимир Путин. Хочется быть полезным Алтайскому краю.

Чем был бы полезен краю в качестве депутата Госдумы?

– Отвечал бы за спорт. За время карьеры познакомился с влиятельными политиками. Хорошо общаюсь с президентом. Не скажу, что мы с Путиным друзья, но он меня хорошо знает и несколько раз лично помогал. Важно применить эти знакомства для Алтайского края. Тем более мы живем за счет федеральных средств. Чем больше федеральных денег придет в регион – тем лучше будем жить. Это деньги на дороги, транспорт, строительство школ и так далее. Готов ходить по кабинетам и просить средства на эти цели.

От Алтайского края в нынешнем созыве Госдумы 10 человек. Ты видишь результат? Что полезного для региона, например, сделала Наталья Кувшинова?

– Ни у одного региона страны не было столько представителей в Госдуме, как у Алтайского края. Согласен, что наши депутаты могли бы и больше принести пользы. Возможно, могли и меньше сделать. Но судить не мне, а людям, которые придут на избирательные участки и оценят работу депутатов.

Когда в последний раз общался с Путиным?

– В 2019-м у меня была с ним личная встреча. Я презентовал ему проект Всероссийской лиги дзюдо. Наверное, я не имею права рассказывать об этой встрече. Все же она была кулуарная. Но надеюсь, что в будущем еще пообщаюсь с Владимиром Владимировичем.

Ты недавно стал отцом в третий раз. Если не секрет, на что потратишь материнский капитал?

– Деньги, полученные за второго ребенка, я потратил на ипотеку. У меня квартира 120 квадратов в Барнауле. Потом я рефинансировал кредит, но, оказывается, теперь по закону не могу тратить деньги от третьего ребенка на гашение ипотеки. Банк отказывается брать сертификат из-за того, что кредит рефинансирован.

Ты чемпион мира, Европы, призер Олимпиады, и у тебя тоже ипотека?

– Да, как у обычного смертного. У меня, конечно, есть инвестиционный счет в банке, но он ниже суммы ипотечного займа.

На сколько брал кредит?

– На 25 лет. Тело кредита – 6 миллионов рублей.

И много платишь?

– Примерно 45 тысяч рублей в месяц. Если честно, довольно внушительная сумма. Поэтому и хотел направить материнский капитал на ипотеку. Но какой-то странный нюанс в договоре, который не позволяет мне этого сделать.

Вот и повод депутатам Госдумы принять поправки в законодательство.

– Согласен.

“Могу собрать чемоданы и уехать в любую точку страны”

Слушай, ты платишь ипотеку, а у нас спортсменам после Олимпиад дарят квартиры и машины. Что ты получил от государства в 2012 году, когда завоевал бронзу на Олимпиаде?

– Я тогда параллельно выступал и за Алтайский край, и за Рязанскую область (спортсмены могут выступать сразу за два региона страны, – прим. авт.). После Олимпиады мне позвонили от губернатора Рязанской области, сказали, что он хочет лично меня поздравить с третьим местом. Я отказал, объяснил, что сначала мне надо съездить в родной Барнаул. А когда приехал на Алтай, в аэропорту Барнаула меня встретил только Владимир Альт и на этом все. Три дня просидел дома. А на четвертый улетел в Рязань. Там встретился с главой города и губернатором, который подарил мне квартиру. Спустя некоторое время я вернулся в Барнаул. Мне сказали, что за третье место от нашего губернатора полагается 300 тысяч рублей. Но Александр Богданович очень ревностно относился к тому, что я выступал еще и за Рязанскую область. В итоге мне дали сертификат только на 150 тысяч рублей. От мэрии Барнаула дали 75 тысяч рублей. Вот вся история о том, как меня наградили в родном регионе за успех на Олимпиаде.

Интересная история. Кстати, о Карлине. Ты много лет планировал построить центр единоборства в Барнауле. Даже встречался с Александром Богдановичем и обсуждал проект. Насколько мне известно, вы так и не смогли договориться. Якобы ему не нравился проект, хотя краевым властям центр ничего не стоил бы. Как все было на самом деле?

– После Олимпиады 2012 года я пришел к Александру Богдановичу и попросил у него кусочек земли для центра единоборств. Он сказал мне: “Ваня, сделай что-нибудь на подобие “Магис-Спорта”. Я согласился. Проработал проект, нашел инвесторов. Планировал возвести центр в районе Солнечной поляны – рядом с “Карандин-Ареной”. Но кто-то начал “работать” с Карлиным и нагнетать негатив вокруг меня. Это только в очередной раз показало отношение власти к спорту и инвесторам, готовым вкладывать свои средства в развитие региона. К тому же я все отдал для страны, выступал много лет за Алтайский край и прославлял его на международном уровне. А в итоге на меня кто-то наговорил губернатору.

А что говорили?

– Что я хочу построить на самом деле торговый центр. Зачем? Их и так в Барнауле много. Я всегда ценил свою репутацию. Берег честь смолоду.

Ты поставил историю с центром на паузу?

– Пока да. Мы общаемся с властями, но пока не вижу их заинтересованности. Насильно мил не будешь. Меня удивляют такие вещи. Когда завязал со спортом, то начал анализировать, что такого уникального есть в Алтайском крае. Климат у нас суровый, платежи за “коммуналку” высокие, а зарплаты низкие. Возьмем, например, Краснодарский край. Там тепло, а зарплаты в два раза выше. Поэтому мы и должны делать все, чтобы жители нашего региона стали лучше жить. Собрать чемодан и уехать – не сложно. Молодежь и так валит из края. Возьмите даже спортсменов. У нас есть Андрей Гречин, Татьяна Котова, которые достигли в спорте больших успехов. Они любят свой регион, но живут в других городах страны. Не пригодились почему-то. Тот же Сергей Хорохордин, например, после завершения карьеры планировал заниматься развитием гимнастики на Алтае. Учитывая его опыт, регалии, он обязан был получить поддержку от государства. А с ним даже не разговаривали. В итоге Серега уехал жить в Санкт-Петербурге, открыл там несколько центров для занятий гимнастикой. Алтайский край остался без именитого спортсмена, который мог бы действительно сделать что-то полезное для спорта.

Все зависит от губернатора. Если ему нравится спорт, то появляются команды с большими бюджетами. Посмотри на Тульскую область, где при губернаторе Алексее Дюмине вложили миллиарды в профессиональный спорт. Сомневаюсь, что Александр Карлин отличал гандбол от волейбола. Отсюда и было такое отношение к спорту. Сейчас край возглавляет Виктор Томенко, который со стороны кажется очень спортивным человеком: играет в баскетбол, плавает, катается на лыжах. Почувствовал какие-то изменения в спортивной отрасли с его приходом?

– По факту не заметил, что стало лучше. Есть большие ожидания, есть планы постепенного увеличения финансирования отрасли от года к году. Но как руководитель федерации дзюдо я не заметил улучшений. Поддержки очень мало. Приходится выбивать помощь в каждом конкретном случае. Конечно, у нас есть исключения. Некоторые федерации можно ставить в пример. Например, хоккей сделал шаг вперед благодаря бизнесмену Михаилу Дроздову. Такая же история с федерацией бокса, где привлекают деньги инвесторов. Юрий Шамков проделал масштабную работу и добился права провести в Барнауле этап Кубка мира по гребле. Представьте: в мае к нам приедут сотни иностранных гостей. Они будут есть, жить в Барнауле и тратить деньги, которые останутся у местных предпринимателей. Это десятки миллионов рублей. Это комплексный подход к развитию спорта. Молодежи нужны тусовки, крутые мероприятия. Этап по гребле – одно из них.

– Почему в России так мало спортивных объектов? Недавно вон министр спорта Олег Матыцин приезжал на Алтай. Ему несколько спортсменов пожаловались на свои “болячки”. Кому-то льда не хватает, кому-то, как Шубенкову, вообще негде тренироваться. Кто должен строить: власть или бизнес?

– Я сторонник того, что строить должен частник, а вот за потребителя (того, кто занимается спортом), должно платить государство. Спортивных объектов действительно мало. Но их и очень дорого содержать. Один стадион может обходиться в год в полмиллиарда рублей. Это нагрузка на регион. На эти деньги дети в Алтайском крае, например, могли бы год бесплатно на все соревнования ездить, а не за счет родителей.

Так в этом и проблема. Понастроили бессмысленных стадионов к чемпионату мира – 2018, которые никому не нужны. “Мордовия-Арена”, стоимостью в 200 миллионов долларов, пустует, потому что в Саранске нет профессиональной команды. На бюджетные деньги существуют десятки клубов по всей стране. Зато все детские соревнования родители оплачивают за свой счет. Может, пора тратить на детский спорт?

– Тема очень глубокая. Некоторые вообще предлагают запретить госкомпаниям финансировать спорт. Я общался на эту тему со многими губернаторами. Представляете, в регионе есть свои традиции, команды, которые существуют десятки лет. У них есть болельщики. Если закрыть команды – это вызовет огромный резонанс. Губернаторы бы и рады потратить дополнительные миллиарды на больницы и школы, но вынуждены отдавать их на профессиональный спорт. В этом плане Алтайскому краю “повезло”. У нас нет успешных профессиональных команд, финансирование детского спорта небольшое. Государство пытается привлекать бизнес, но этих средств тоже не хватает. Объективно у муниципальных школ нет денег на выездные соревнования. Тренировки ради тренировки бессмысленны. Получается, что у нас все бесплатно, но за все надо платить. Родителям. Так исторически сложилось в Алтайском крае, что спорт недофинансирован. Эту проблему необходимо решать вместе.

У нас нет миллиардеров, готовых тратить свои деньги на спорт. Александр Ракшин много лет назад пытался помогать барнаульскому “Динамо”, но не сложилось. Занялся лыжами. К нам не приедет Аркадий Ротенберг и не даст миллиард на футбольную команду. А у государства таких денег на спорт нет.

– А краю нужна профессиональная команда уровня, например, КХЛ?

Нет. Поэтому лучше тратить деньги на детей, чтобы они потом, как Александр Ерохин или Алексей Смертин, уезжали из Барнаула и добивались успехов уже за пределами Алтая.

– Это правильная стратегия. Надо признаться, что губернатор не сможет выделить миллиард на хоккейную команду. Это почти весь годовой бюджет на спорт в крае. Но нужно поддерживать частных инвесторов. Таких, как Михаил Дроздов. Сейчас он строит ледовые арены в нескольких регионах страны. И ему нужно помогать. Это уникальный человек.

По моей информации, ты был одним из главных фаворитов на пост министра спорта Алтайского края. Сожалеешь, что не занял этот пост?

– Да, мы встречались с Виктором Петровичем и долго разговаривали. У него было другое видение развитие спорта в регионе, чем у меня. Не сложилось. Уверен, что я мог бы принести много пользы для региона. Сейчас я ставлю перед собой более высокую цель, чем должность министра спорта. Я амбициозный человек, который хочет “записать” себя в историю края. Как спортсмен я это уже сделал, теперь хочу как управленец. Если я окажусь ненужным региону, то в любой момент могу собрать чемоданы и уехать в любую точку страны.

Думал об этом?

– Когда не клеится, когда нет поддержки, то такие мысли возникают. Но спорт закалил мой характер. Я привык терпеть и бороться до конца.

Если завтра позвонят из Красноярска и предложат пост министра спорта, то прям соберешь вещи и уедешь?

– Надо будет все хорошо обдумать, конечно. Алтайский край – родной. И мне хочется делать жизнь лучше именно тут.

Иван Нифонтов. Родился 5 июня 1987 года в Павлодаре. Когда Ивану было 9 лет, его родители переехали в Барнаул, где Нифонтов продолжил занятия дзюдо у Игоря Вотякова. Чемпион мира и Европы 2009 года в весовой категории до 81 кг. Лучший дзюдоист Европы 2009 года. В 2010 году – победитель международного турнира серии “Большой шлем”, победитель клубного чемпионата Европы и третий призер командного чемпионата Европы. На Олимпийских играх 2012 года в Лондоне завоевал бронзовую медаль в весовой категории до 81 кг, обыграв японца Такахиро Накаи. Проиграл за выход в финал корейцу Ким Джэ Бому, который впоследствии стал чемпионом в этой весовой категории. В мае 2013 года стал победителем престижного турнира World Masters, который проходил в Тюмени. В августе 2014 года занял третье место на чемпионате мира по дзюдо в Челябинске. В ноябре 2014 года выиграл международный рейтинговый турнир “Большой шлем” в Объединенных Арабских Эмиратах. В марте 2015 года стал победителем международного турнира в Уругвае.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий