Японский певец продает необитаемый остров с бунгало за 280 тысяч долларов | Армения сегодня

Японский певец продает необитаемый остров с бунгало за 280 тысяч долларов

В Японии за скромную сумму в 280 тысяч долларов выставлен на продажу необитаемый остров — одно из первых крупных приобретений некогда популярного в своей стране певца Масаши Сады. В интервью The Financial Times он рассказал об опыте владения островом.

FT отмечает, что для Японии недвижимость в виде острова — вовсе не экзотика. Страна состоит почти из семи тысяч островов, и небольшое уютное местечко по душе можно найти в любой климатической зоне — от холодных скал к северу от Хоккайдо до гостеприимных южных островков. Традиционный уклад жизни на островах — рыбалка и скотоводство в изоляции и без особых удобств. Но по мере того, как обитатели переезжают в города, все больше островов превращаются в мини-курорты или продаются «как есть».

Один из них предлагает на продажу Масаши Сада. Он говорит, что купил остров сразу после того, как прогремел его первый хит — песня 1977 года Amayadori. Певец объясняет, что его поколение выросло на книгах вроде «Робинзон Крузо» и «Приключения Тома Сойера» и он не сомневался ни минуты, когда приятель предложил ему купить Уташиму — островок размером с футбольное поле. «Я сразу сказал, что покупаю. Где находится остров и сколько стоит, выяснял уже потом», — вспоминает артист.

FT отмечает, что это крайне нетипичный подход: обычно острова покупают люди, у которых уже есть все, включая яхту. Поэтому, несмотря на обилие предложений, сделки на этом рынке можно пересчитать по пальцам одной руки. Уташима — одно из самых доступных предложений, обычно цены начинаются от полумиллиона долларов.

У острова Сады богатая история: однажды он даже стал «участником» реалити-шоу, в процессе которого на нем появился новый домик. Архитектора оплатило ТВ. Певец также возвел синтоистскую часовню, призванную «оберегать море». Также на острове есть три бунгало, где певец принимал своих поклонников.

Сада говорит, что до него на острове жили только горные козлы. Первое время в отместку за то, что они поедали его припасы, он съедал их самих. Позже взаимодействие стало бескровным: Сада задействовал животных в ходе корпоративных тренингов. Говорит, что от участников требовались серьезные навыки взаимодействия и нестандартное мышление, чтобы сообща поймать хотя бы одного козлика.

Позже Сада провел на островок электричество и воду от основной сети «с большой земли». Система очистки стоков осталась локальной, и она вместе с обслуживанием стоит больше, чем земля, уверяет он.

Масаши Сада называет остров «своим сокровищем». «Мне не особенно интересна изысканная еда. Иногда выпиваю, но я не поклонник вина. Так что — только остров. Не думаю, что мои дети смогут его содержать. И мысли о том, вспомнит ли кто-нибудь певца Масаши Саду через 50 лет, заставляют задуматься о том, что станет с островом после моей смерти», — делится он.

Сада говорит, что в постройках почти не использовались бетон или сталь. И если остров будет пустовать, через десятки лет он вернется в первозданное состояние: «Тогда, может быть, через 200 лет кто-то начнет все заново».

Актуальные новости