Закат политического явления под названием «Царукян» | Армения сегодня

Закат политического явления под названием «Царукян»

Три воскресных сообщения Службы национальной безопасности возымели эффект грома над Арменией, ведь напрямую выдвигаются обвинения лидеру второй силы в парламенте – «Процветающей Армении» (ППА), связанному с ним бизнесу и политическому кругу. Но это лишь формальная сторона дела.

По сути, это обвинение против оставшихся с прошлого практик, мышления, «ценностей», воплощением и символом которых в нынешнем парламенте, после бесславной политической кончины некогда «грозной» Республиканской партии (РПА), является «Процветающая Армения» и ее лидер.

Есть целый комплекс уголовных дел, которые, конечно, еще должны дойти до этапа судебного приговора, и презумпция невиновности до этого остается в силе. Однако, все то, что изложено в сообщениях СНБ, по сути, является описанием повседневной жизни группы людей, захвативших государство в 1998-99гг, бенефициаров этого захвата, когда действовала логика, характерная не для государства, а для организованной преступной группировки.

Нет смысла подробно говорить об уголовных делах, этим займутся соответствующие органы, а также нет смысла говорить на темы классических идеологий, поскольку это был период, когда доминирующей если и была идеология, то это был вооруженный кулаками и безнаказанностью вульгарный материализм, окутанный безграничной демагогией и банальным пустословием, когда даже родной язык подвергался деградации от обилия девальвировавшего слова, и когда это все работало как агрессивная пропаганда.

Но все же полезно на фоне этого подвергнуть отдельной «инвентаризации», какой же остался политический «сухой остаток» от деятельности ППА в политической истории Независимой Армении, из которой хотя бы один год – 2017-2018гг выделились тем, что она от выборов к выборам потеряла три четверти голосов – от 428 тысяч дойдя до 103 тысяч, согласно официальным итогам.

ППА сформировалась в 2004-ом, в то время, когда Розовая в Грузии и Оранжевая в Украине – антикриминальные революции ввергли сформировавшиеся в остальных постсоветских странах криминально-олигархические режимы в смертельный ужас. Нужно было остановить революционную волну, «заболтать» и похоронить повестку борьбы во имя свободы и справедливости, и в разных странах пошли на разные шаги. В Армении выкристаллизовался к тому времени режим, который в результате продолжительной и беспощадной борьбы уже похоронил идею Независимости и достиг неосоветского реванша, являлся полным политическим бенефициаром террористического акта 27 октября 1999г, успел сдать России «в обмен на долг» армянские стратегические активы, успел 12 апреля 2004г еще раз, на этот раз посредством массового избиения запугать общество. И на армянском политическом небосклоне 30 апреля 2004г зажглась новая «политическая звезда» — ППА во главе с Гагиком Царукяном.

Легенды – в диапазоне от сказочных владений и возможностей «Монте-Кристо» до справедливости «Робина Гуда», многолюдные группы непринужденных «качков», не любящих много говорить, зато умеющих профессионально избить, бесчисленные-приторные-шумные благотворительные акции в предвыборной логике, лозунги типа «мы за все хорошее и против всего плохого» — и три года спустя ППА стала второй силой в парламенте, оставаясь таковой по сей день.

Армения, как и Грузия и Украина, не является нефтегосударством, и сырьевой рентой не наделяет власть, и без консенсуса власти с обществом страной управлять невозможно, даже если ты эту власть узурпируешь. Следовательно, «нужно договариваться», и держать все политические яйца в одной корзине по меньшей мере не умно, стало быть, сплели новые корзины – ППА и «Страну закона», чтобы открылась широкая возможность «договориться» в интересах узурпаторов. Это было понятно даже наперсточникам, что нужно по меньшей мере три «наперстка», чтобы «шарик» власти ловким движением руки перевести из одного в другой. Тем самым, власть нуждалась в политических силах-«прокладках» и группах, которые подстраховали бы ее от жесткого столкновения с недовольным обществом.

Все прояснилось уже в мартовской трагедии 2008-го, когда были сорваны все маски, завершились все игры, и нужно было определиться, кто за кого – за власть, захватившую государство, или ее противников, то есть общество. «Прокладки» пошли туда, куда и должны были пойти, закрепили это дело меморандумом, и «легенде конец»: олигархия на время закрепила свою победу, в том числе «парадом победы» на Площади Свободы на 40-ой день погибших.

Политически умершая «легенда», к сожалению, была реанимирована в результате бессодержательных в политическом отношении манипуляций: начиная от спектакля «армянский Иванишвили», кончая бессмысленными политико-цирковыми «ярмарками» всяких «троек-четверок», итогом которых было только то, что Армения все больше погружалась в позорную зависимость от международной преступности.

Когда в 2015-ом стало ясно, что «легенда» еще и политическое зло, но не в бизнесе, поскольку это было чем-то «системообразующим», это не помешало продолжению обеспечения своеобразной «многопартийной системы». В конце концов, сколько бы ни говорили «зло», если оно нужно системе – значит нужно. Ведь никому не нужен был лишний шум в режиме, в котором наилучшим поведением было «ешь и молчи», ведь все временно, а постоянны только временные трудности. И казалось, что все окончательно стихнет, когда «легенда», до этого считающаяся «злом», может вернуться и вновь войти в роль второй силы уже в условиях новой Конституции, парламентского правления и нацелившегося на третий и бесконечные сроки Сержа Саргсяна.

Однако, ППА, партии-побратиму «Единой России», «Партии регионов» Януковича, китайской компартии, которая с 2014г взялась еще и завоевывать Европу в качестве «консерваторов и реформистов», не было дано долго наслаждаться этой идиллией.

Взявшая на себя миссию «декора» демократии, «не властной», «альтернативной», «народной» силы структура-«местоблюститель» интересов криминальной олигархии полностью потеряла свой смысл и «очарование» после Бархатной революции. Когда больше нет РПА, отдельные остатки которой пока ведут борьбу за выживание, деятельность ППА сама по себе стала бы самоцелью, если бы не была направлена на продолжение беззаветной службы практике, мышлению и «ценностям» прошлого, ведь они к тому же не подлежат «перепрограммированию» на что-то иное. Стало быть, происходящее – вполне себе закономерно и логично, в том числе – та люстрационная «консолидация» ряда партий, свидетелями которой мы сегодня являемся.

Сколько бы по душевной доброте ни говорилось, что «больше нет олигархов, есть только крупные предприниматели», жизнь показала, что она намного сложнее, чем наши самые сложные представления о жизни, в том числе о политической. И политическая оценка, которая еще не дана и которую так ждут, о том, что же такого произошло в Армении, что революция стала неизбежной – еще нуждается в формулировании и провозглашении.

Эпоха общественно-политической профанации, фальсификации и вырождения завершилась, сознание нового политического поколения уже отвергает весь этот «постсовок» — с его рабовладельцами и рабами, хозяевами и слугами, своими образами и практиками, этикой и эстетикой. И революция сама по себе уже ознаменовывала закат политического явления под названием «Царукян». Наверно, нужно было целых два года времени, чтобы некоторые также это поняли.

Рубен МЕГРАБЯН

Газета «АРАВОТ» 16.06.2020г

Поделиться ссылкой:

Актуальные новости

Добавить комментарий