Суверенные политические планы 2018-го

Очевидно, что в Армении есть некий слой политических сил, выступающих в оппозиционном статусе, которые вариант постпрезидентского премьерства Сержа Саргсяна рассматривают как средство для вызова народного всплеска. В этой связи звучали различные оценки, наблюдения и анализы. Логика, на которой они строятся, понятны: Серж Саргсян не имеет рейтинга в обществе, десять лет его президентства прошли главным образом в условиях ухудшения качества жизни, был ряд провалов с точки зрения эффективности общественной и государственной жизни, следовательно, новое продолжение власти Сержа Саргсяна считается последней каплей, которая переполнит чашу терпения общества.

Несомненно, именно это и заложено в основу предлагаемой или рассматриваемой логики. Это понятно, но рационально ли или перспективно как политическая методология, и вообще как адекватность проблемам, общественной и государственной повестке? А здесь уже возникают проблемы. Фактически, получается, что общество терпело десять лет, ожидая, что придет апрель, и Серж Саргсян уйдет, и сейчас, когда увидит, что апрель настал, а Серж Саргсян не ушел, выйдет на улицы и потребует его ухода. Не является ли это крайне примитивным представлением в связи с изменением реальности в Армении и модели системы управления?

Построенная против определенной личности оппозиционная деятельность в Армении провалилась, докатилась до полного банкротства, привела к некой ситуации, когда возник кризис оппозиции. За этот период в правящей системе происходил довольно динамичный процесс трансформации, целью которого было обеспечение гибкости правящей системы в условиях новых реалий и вызовов, нехватки вызовов. В этом контексте формируется некая структура, в которой роль и сверхответственность одного отдельного лица принижаются, повышая роль «института» персональной ответственности каждого.

Таким образом, получается, что оппозиция попытается бороться с чем-то, чего, в сущности и нет, или что значительно утратило свое непосредственное значение в вопросе сопротивляемости власти. Если эта борьба не только не привела к успеху в то время, когда в система была велика роль данного лица, а привела маргинализации оппозиции, то к чему может привести борьба по той же логике против чего-то, что, по сути, больше не существует или не имеет прежнего решающего значения?

По всей видимости, это всего лишь усугубит кризис в поле оппозиции, таким образом блокировав возможные перспективы для преодоления этого кризиса. В этом контексте, пожалуй, стоит выдвинуть один простой вопрос – что будет делать оппозиция или что будут делать оппозиционные силы, если Серж Саргсян в апреле 2018 года не выставит свою кандидатуру на должность премьер-министра? То есть, есть ли план Б – политический план Б?

С этой точки зрения, ситуация странная, когда в контексте внутриполитических развитий все, в том числе и оппозиция, обсуждают планы Сержа Саргсяна, строя на этом свои собственные действия. А есть ли в Армении политические «суверенные» планы или субъекты, способные их разработать? Или же на этот раз готовится ловушка для общества, когда уже в мае или июне общество обвинят в том, что «мы были готовы, а вы не вышли на улицу».

Источник

Актуальные новости

Добавить комментарий